Уважаемые игроки, дабы снизить спам на форуме, был поставлен запрет на активность с неподтвержденными e-mail-адресами. Просьба проверить свои профили и подтвердить, если не сделали этого.
Ваш злостный модератор.


ВСЕМ СТУДЕНТАМ СДАТЬ ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ ПО ЗЕЛЬЕВАРЕНИЮ!!!

ВСЕМ СТУДЕНТАМ СДАТЬ ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ ПО НУМЕРОЛОГИИ!!!

ВСЕМ СТУДЕНТАМ СДАТЬ ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ ПО АРТЕФАКТОЛОГИИ!!!

ВСЕМ, КТО НЕ СДАСТ: МИНУС ПЯТЬ БАЛЛОВ ФАКУЛЬТЕТУ!!!

2.10.2013.

Минимальный размер поста составляет 800 символов. Да здравствует золотая середина! Мы с удовольствием идем вам навстречу.

 

Минимальный размер поста - 800 символов.
---
Предложения относительно сюжета прошу оставлять в соответствующей теме.
---
Если у вас возникнут какие-то мысли насчет новых локаций в игре, пишите свои предложения админам в ЛС или оставляйте заявку тут.


Нимфадора Тонкс
Гарри Поттер
Рон Уизли
Джордж Уизли
Чжоу Чанг
Дафна Гринграсс
Астория Гринграсс
Джинни Уизли
(Сириус Блэк)
Виктор Крам
Августус Руквуд
Невилл Долгопупс
Андромеда Блэк

Дата: 5 сентября 1996 года, четверг
Время: 18:00-20:00
Погода: +5 С. Небо заволокло тучами, собирается дождь.
События:
Лаванда Браун, сестры Патил и Ханна Аббот начали приводить в действие план с побегом из замка путем похищения Драко Малфоя. Беллатриса Лестрейндж, наконец, встретилась со своим якобы погибшим мужем Рудольфусом, который вместе с Тобиасом Деспенсером планирует отправиться на поиски отца малыша Артура Дебро. Рабастан Лестрейндж и Миллисента Булстроуд, внезапно оказавшиеся черт знает где, пытаются не впасть в отчаяние и найти способ вернуться обратно. Алекта Кэрроу и Норман Паркинсон допрашивают любовника покойной Марианны Дебро.


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 3123»
Модератор форума: Александра_Сентмор 
Форум » Наше творчество » Фанфики по "Гарри Поттеру" » "Обреченный на любовь", NC-17, Het, СС/ГГ, Romance, макси
"Обреченный на любовь", NC-17, Het, СС/ГГ, Romance, макси
Северус_СнейпДата: Понедельник, 03.10.2011, 22:23 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 1933
Статус: Offline
Название: "Обреченный на любовь"
Автор: YDD (E-mail: dariayasakova89@mail.ru )
Рейтинг: NC-17
Категория: Het
Пейринг: Северус Снейп/Гермиона Грейнджер
Жанр: Romance
Саммари: После укуса Нагайны профессор Зельеварения Северус Снейп находится в крайне тяжелом состоянии. У него всего один месяц и один-единственный шанс в лице отважной гриффиндорки и дерзкой девчонки Гермионы Грейнджер. Ей всего-то и нужно, что вернуться в прошлое и влюбить в себя своего профессора... Правда, тот категорически против...
Предупреждение: AU по отношению к последней книге.
Благодарность: Огромное спасибо Зо за поддержку, вдохновение и иллюстрацию, а также Киарнайт за коллаж к фанфику. Девчонки, и как только вы меня терпите?!
Размер: макси.
Статус: в работе.
Дисклаймер: все права на мир и героев принадлежат Дж. К. Роулинг.
Размещение: только с разрешения автора.
Отношение к критике: адекватное.


Анкета | Отношения
Возраст - 36 лет. Деятельность - Преподаватель Зельеварения. Декан факультета Слизерин.
Внешность: Высокий, худощавый мужчина с прямой осанкой. Черные волосы до плеч, бледная кожа, пронзительный взгляд агатовых глаз. Левая бровь иронично изогнута. Тонкие губы способны лишь на презрительную усмешку.
Внешний вид: Как всегда одет во все черное: сюртук, брюки, ботинки, мантия.
Мысли/настроение: "Чёрте что и сбоку бантик..."

 
Северус_СнейпДата: Понедельник, 03.10.2011, 22:26 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 1933
Статус: Offline





Автор иллюстраций - Зозо



Автор иллюстрации - Сибирская язва



Автор коллажа - Киарнайт





Стихотворение к 8 главе фанфика YDD "Обреченный на любовь"
Автор - Incarcerous


Отработка

Я спешу на отработку.
Быть ли стервой? Быть ли кроткой?
В прошлый раз о ней забыла.
Правда это очень мило?
Вы на ужине бесились.
Мы с друзьями веселились.
А совет подруги - в тему.
С зеленью белье надену.
Стринги в задницу вопьются.
Эх, не очень развернуться.
Вы, профессор, не смущайтесь,
Поскорее обольщайтесь.
По пути же, будь неладен,
Идиот догнал МакЛаген.
И к стене прижал холодной,
Рявкну грубо: Что угодно?!
Не с тобой я на свиданье.
У меня своё заданье.
Он бы хоть, самец, смутился!
Нагло на мой бюст воззрился
И губами к шее лезет.
Хочет секса? Шиш, облезет!
Тут как тут профессор мрачный.
Вечер обеспечен смачный...
Не поверит, что бежала,
Скажет, здесь специально встала.
Я МакЛагена схватила,
За собою потащила.
Впрочем, круг прошли - вернулась,
На профессора наткнулась.
Сверху вниз смотрел, как щупал.
Что, уносит, сэр, ваш купол?
Он суров и непреклонен.
Может, к мазохизму склонен?
И пока мы добирались,
Мысли в крайности кидались.
А зайдя, он дверью хлопнул,
Разве что ногой не топнул.
В темном, затхлом кабинете
При ужасно тусклом свете
Пачку сунул сочинений
Первокурсников-оленей.
Что я, дура - это править?
Лучше кофточку поправить,
Чтоб профессор повернулся
И слюною захлебнулся!
Он не смотрит!
Вот зараза!
Первого не хватит раза!
Очень душно, мутно стало.
О, профессор! Я устала!
Отпустите, пожалейте.
(Или хоть вина налейте.)
Недоверчив, как скотина,
Подозрительная мина.
Встала. Голова кружится.
Точно что-нибудь случится...
Дальше комната качнулась,
Я на шпильках навернулась.
Помню Снейпа, помню свет..
То, что было дальше - нет!


Анкета | Отношения
Возраст - 36 лет. Деятельность - Преподаватель Зельеварения. Декан факультета Слизерин.
Внешность: Высокий, худощавый мужчина с прямой осанкой. Черные волосы до плеч, бледная кожа, пронзительный взгляд агатовых глаз. Левая бровь иронично изогнута. Тонкие губы способны лишь на презрительную усмешку.
Внешний вид: Как всегда одет во все черное: сюртук, брюки, ботинки, мантия.
Мысли/настроение: "Чёрте что и сбоку бантик..."

 
Северус_СнейпДата: Вторник, 04.10.2011, 08:12 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 1933
Статус: Offline
– Если ты забыл, я вчера спасла тебе жизнь.
– Нет. По-моему ты просто растянула ее. Я бы попал в рай, позволь ты мне умереть.

К/ф «Быстрый и мертвый»


ГЛАВА I


Да, этого следовало ожидать. Когда-нибудь это должно было случиться.
Северус Снейп стоял в этой полуразвалившейся лачуге – Визжащей Хижине. Свет еле-еле пробивался сюда через щели в стенах. Крупицы пыли летали в воздухе. Снаружи раздавались звуки битвы.
Напротив стоял тот, чью метку Снейп носил много лет. Вид его был ужасен и поистине отвратителен. Он пришел сюда, чтобы закончить начатое, чтобы убить Мальчика-Который-Не-Раз-Выживал, чтобы разрушить Хогвартс, лишив магическое сообщество последней надежды. И вряд ли что-то могло его остановить.
Зельевар стоял перед ним, еще не понимая, с какой целью был вызван сюда. Одно он знал наверняка: уж точно не за порцией лестных комплиментов.
– Всю эту долгую ночь, находясь на пороге победы, я сидел здесь, размышляя, гадая, почему же Старшая палочка отказывается стать тем, чем, согласно легенде, она должна стать в руках законного владельца, – голос Волдеморта шелестел вокруг, обволакивая, словно паутина, гипнотизируя, не давая возможности даже шевельнуться. – И, думаю, я нашел ответ.
Ни один мускул не дрогнул на профессорском лице, но внутри все разом похолодело. Он смотрел на Волдеморта. Не в глаза, а на переносицу, сосредоточившись на том, чтобы ни о чем не думать. Ни в коем случае нельзя было показать ему свой страх. А уж тем более – позволить страху завладеть собой. Иначе он будет обречен.
– Может быть, ты уже знаешь его? Ты ведь умный человек, Северус…
Он вздрогнул и мысленно выругался. Вот так это и происходит. Вот так и устраняют помехи те, кому ты служил верой и правдой… ну, будто бы служил.
Впрочем, ему не было страшно. Он уже давно был готов ко всему. И даже к смерти. Эта чертова жизнь зельевару уже порядком надоела. Он сделал все, что было в его силах, все, что мог.
– Старшая Палочка не может служить мне должным образом, Северус, потому что я не ее истинный хозяин.
Профессор не удержался и посмотрел ему прямо в глаза, в эти змеиные щелочки, горящие злобой и ненавистью ко всему миру, почти болезненно желая найти в них подтверждение своим мыслям. И почувствовал, как сердце бешено заколотилось о стенки грудной клетки.
– Пока ты жив, Северус, палочка не может быть моей.
Сердце пропустило один удар. Как бы он ни был готов к смерти, но умирать было… страшно. И чертовски унизительно. Резко подняв палочку, он отчаянно выкрикнул:
– Мой Лорд!
Бесполезно. Его не переубедить. Убить своего шпиона – единственный для него выход. Это Снейп понимал прекрасно. А еще понимал, что не сможет ему противостоять. Убьет. Убьет, не задумываясь.
Волдеморт взмахнул палочкой, и Северус, не выдержав, отступил назад. Но ничего не произошло. На долю секунду в голове зельевара промелькнула мысль, что он решил поиздеваться, поиграть с ним перед тем, как убить. Стиснув зубы, Снейп снова выставил вперед палочку, но тут услышал тихое шипение. Это был Волдеморт. Он отдавал приказание. Нагайне. Это Северус понял, но слишком поздно. Не успел даже вскинуть вверх голову, когда шею обвили холодные кольца, тяжело давя на плечи. Откинув палочку в сторону, мужчина обхватил руками тело змеи, но пальцы то и дело соскальзывали. Послышался хрип, и он с ужасом понял, что этот звук исходит из его собственного горла.
В следующее мгновение острые клыки вонзились в шею, разрывая тонкую кожу, впрыскивая в кровь порцию яда. Из груди зельевара вырвался душераздирающий крик, от которого заложило уши. Невыносимая боль разлилась по всему телу. Колени подогнулись, и он рухнул на покрытый слоем пыли пол.
– Мне жаль, что так случилось, – раздался холодный голос от двери. Но не было в нем ни капли жалости и сочувствия.
Северус попытался повернуть голову в сторону Волдеморта. Сколько же всего сейчас хотелось ему сказать! Теперь терять нечего, все равно он уже не жилец. Но тело совершенно не слушалось, мысли путались в голове. Он упал лицом вниз и почувствовал, как змеиные кольца начали разжиматься, выпуская жертву из своих объятий. А затем – шелест. Она уползала, уползала вслед за своим хозяином.
Собрав все свои силы, Снейп сделал последний рывок и перевернулся на спину. Боли он уже не чувствовал. Тело полностью парализовало. Перед глазами все плыло. В ушах нарастал шум. Он просто лежал и смотрел на противоположную стену, туда, где пасмурное небо проглядывало через щель, время от времени озаряясь зелеными вспышками.
«Слава Мерлину, все закончилось быстро. Больше я здесь не нужен никому. Свою миссию я выполнил, дальше без меня как-нибудь справятся. А я устал… чертовски устал… От жизни, от войны, от ненависти, от равнодушия…
Я уже на пути к тебе, Лили. Ты ведь ждешь меня, правда? Надеюсь, Поттера рядом с тобой нет… Иначе не будет мне покоя и на небесах.
Лили…»
Веки отяжелели. Держать глаза открытыми стало просто невозможно. Улыбнувшись, наверное, впервые за последние годы, он с легкостью их закрыл…

***


Сознание медленно начало к нему возвращаться. Не открывая глаз, он попробовал пошевелить ногой. С трудом, но получилось. Рукой. То же самое. Тяжело дыша, Снейп улыбнулся своим мыслям. Что ж, умирать, оказывается, не так уж и страшно. Он думал, что будет куда хуже. С трудом разлепив веки, зельевар попытался разглядеть хоть что-то, но вокруг стояла кромешная тьма.
«Что это? Ад? – подумал Северус и обреченно вздохнул. – Что ж, ничего удивительного. Этого стоило ожидать…»
В теле все еще присутствовала слабость, он практически не мог шевелиться. Сердце гулко и как-то слишком медленно стучало в груди, и стук этот громко отдавался в голове. Все органы чувств были обострены до предела. Северус слышал, как шуршит в углу мышь, чувствовал, как ветер шевелит волосы на руках.
«Так, стоп. Мышь? Ветер? Где я, черт возьми?!»
Приложив немало усилий, он повернул голову вбок. Справа чернел дверной проем, а чуть дальше, почти на границе поля зрения, виднелась ножка кровати.
«Проклятье! Я все еще здесь?!»
Застонав, он попытался поднять руку, чтобы дотронуться до шеи, которую не чувствовал вовсе. Но это было слишком тяжело, а силы были на исходе. Ну, по крайней мере, боли он не чувствовал. Уже что-то.
Какой-то шум снизу прервал его размышления. Снова устремив взгляд на дверной проем, мужчина с замиранием сердца начал прислушиваться, пока не различил тихие шаги.
«Мерлин, кого сюда еще принесло?!»
Глаза уже привыкли к темноте, но контуры предметов расплывались. Поэтому появившееся светлое пятно на верхних ступеньках лестницы казалось...
«Ангел? Северус, ты спятил…» – холодно констатировал профессор.
Фигура тихо ойкнула и в нерешительности замерла. А затем стремительно двинулась в его сторону. Снейп попытался сфокусировать на ней взгляд, разглядеть, кто это, но все было тщетно. На какой-то миг ему даже показалось, что это Лили… длинные волосы, непослушные локоны, хрупкая фигурка. Но не успело заветное имя сорваться с губ, как девушка приблизилась и упала на колени.
– Профессор Снейп! Профессор!
Этот голос он узнал бы из тысячи. Гриффиндорская заучка Грейнджер! Мерлин, какого черта она здесь делает?!
Девушка протянула руку, намереваясь, очевидно, дотронуться до его шеи, но Северус сделал над собой невероятное усилие и схватил ее за запястье. Она вскрикнула, но сопротивляться и не думала. Зельевар потянул ее на себя, приблизив ее лицо к своему.
– Грейнджер… – еле слышный сдавленный шепот. А еще – булькающий звук от шеи. – Глупая… девчонка! Убирайтесь… отсюда… живо!
Она всхлипнула, а затем он почувствовал, как горячая капля упала на его щеку.
«Она что, плачет?! Может, ей… больно?»
Перепугавшись, он быстро отпустил ее запястье, но она не отодвинулась, продолжая все так же стоять на коленях возле его тела.
– Профессор Снейп… я никуда не уйду… – ее голос дрожал, но был полон решимости. – Битва закончилась. Гарри убил Вол… Волдеморта, – снова всхлипнула. – Как вы? У вас кровь… ужасная рана… Вы ведь не умрете? Скажите!
Мужчина устало прикрыл глаза. Если раньше у него были сомнения, что это Грейнджер, то сейчас он в этом уверился окончательно. Только эта гриффиндорка может произносить столько слов в секунду…
– Мерлин, Герми! Отойди от него! – послышался второй голос, явно принадлежащий Рону Уизли. – Он же предатель и убийца!
– Заткнись, Рональд! Разве не видишь, что ему плохо?! Как можно быть таким жестоким! – зло крикнула она, да так громко, что зельевар всерьез испугался, что голова лопнет от напряжения.
Он застонал, но усилием воли заставил себя открыть глаза и собраться с силами. Золотое Трио почтило его своим присутствием в полном составе. Что ж, раз Мальчик-Который-Наконец-Сделал-Свое-Дело здесь, то стоит ему кое-что показать...
– Поттер... подойдите... – он говорил так тихо, что девчонка Грейнджер склонилась к его лицу, чтобы лучше расслышать.
– Гарри, он просит, чтобы ты подошел, – тихо сообщила она и встала, отходя к двери и давая другу возможность приблизиться к профессору.
Но Мальчик-Который-Спас-Магический-Мир медлил. Он продолжал стоять возле Рона и переминаться с ноги на ногу, не решаясь сделать шаг к умирающему преподавателю.
«Чертов мальчишка! – разозлился Снейп. – Меня сейчас опять утянет...»
Впрочем, задним умом он прекрасно понимал, чего тормозит Поттер. Все-таки для них Северус Снейп остается предателем, Пожирателем смерти, сторонником Волдеморта, убийцей Дамблдора, наконец! Кто знает, что у него могло быть на уме?
– Поттер... Хватит... стоять... как истукан! Подойдите же! – прохрипел профессор, проглатывая окончания слов.
Гермиона словно поняла, что в таком состоянии мужчина не опасен и что бояться нечего. Она сильно толкнула гриффиндорца в спину, и Гарри буквально подлетел к зельевару. Насупившись, он осторожно опустился на колени. Пальцы не слушались Снейпа, но он все же смог поднять волшебную палочку и приставить ее кончик к своему виску. Тонкая прозрачная ниточка мыслей отделилась от кожи и повисла в воздухе.
– Заберите... – почти беззвучно выдавил профессор.
Его рука безвольно упала, глухо стукнувшись о пол. Голова повернулась набок. Закрыв глаза, зельевар с трудом вздохнул.
– Уходите… Оставьте… меня… – на этом его силы иссякли. Глубоко вздохнув, Снейп понял, что снова начинает проваливаться в спасительную тьму.
«Замечательно. Война закончилась. Волдеморт мертв. Волшебный мир вздохнет с облегчением. А мне пора...»
– Профессор! Профессор!.. – в отчаянии выкрикнула Грейнджер, но ее голос исказился, затихая вдали...


Анкета | Отношения
Возраст - 36 лет. Деятельность - Преподаватель Зельеварения. Декан факультета Слизерин.
Внешность: Высокий, худощавый мужчина с прямой осанкой. Черные волосы до плеч, бледная кожа, пронзительный взгляд агатовых глаз. Левая бровь иронично изогнута. Тонкие губы способны лишь на презрительную усмешку.
Внешний вид: Как всегда одет во все черное: сюртук, брюки, ботинки, мантия.
Мысли/настроение: "Чёрте что и сбоку бантик..."

 
Северус_СнейпДата: Вторник, 04.10.2011, 08:12 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 1933
Статус: Offline
ГЛАВА II


– Профессор! Профессор!..
Он мотнул головой из стороны в сторону, пытаясь выкинуть из своей головы этот назойливый голос, и недовольно поморщился.
«Да что же это такое?! Умереть спокойно не дают!»
Резко распахнув глаза, он в ужасе уставился на белые стены.
«Что?! Больница?! Нет, нет, нет! Быть этого не может! Монтикора вас всех задери!»
– Сэр? – осторожный голос. А затем громко и радостно: – Мадам Помфри, профессор Макгонагалл! Он пришел в себя!
Поморщившись от этого крика, который зазвенел в его голове во всей своей полноте, Снейп раздраженно зашипел:
– Заткнитесь, Грейнджер, или я за себя не отвечаю!
Собственный голос казался чужим – хриплым, глухим и немного свистящим. Словно у него была крайне тяжелая форма бронхита.
– Боже, Северус! – охнул рядом второй голос.
– И тебя это тоже касается, Поппи!
Вокруг воцарилась тишина, и он осторожно открыл глаза. Да, так и есть. Ни на каких он не небесах. Все та же грешная земля. Все те же счастливые лица…
«Счастливые? Ну и чего вы лыбитесь, позвольте поинтересоваться?»
Минерва Макгонагалл, Поппи Помфри и Гермиона Грейнджер стояли возле его койки. На их лицах сияли улыбки, а в глазах стояли слезы. Дай Снейпу волю, он бы с удовольствием придушил всех троих собственными руками.
– Что за цирк вы тут устроили? – недовольно рявкнул зельевар и попытался сесть, однако, тело отказалось его слушаться. Скосив глаза, он заметил, что вся его шея в бинтах.
– Лежи, лежи, Северус! Тебе нельзя вставать! – забеспокоилась Минерва, поправляя одеяло.
– Это кто сказал? – выгнул профессор бровь.
– Это я сказала, – разом посерьезнела Поппи.
Он застонал и закрыл глаза.
«Мало того, что не дали умереть, так еще и приказывают! Нет-нет, мне здесь определенно не нравится».
– Тебе бы стоило сказать спасибо Гермионе вместо того, чтобы ворчать. Все-таки это она спасла тебя! – раздался над самым ухом примирительный голос Минервы.
Снейп судорожно вздохнул.
– Ненавижу вас, Грейнджер, – искренне прошептал он. – Какого черта вас понесло меня спасать?!
Рядом обиженно засопели. Открыв глаза, мужчина уставился прямо в заблестевшие от слез и обиды карие глаза. Губы Гермионы предательски дрожали.
– Северус, ну зачем ты так... – начала было Минерва, но профессор грубо ее прервал:
– Я вообще-то предатель, если вы забыли, – язвительно напомнил он и выжидающе уставился на едва сдерживающуюся гриффиндорку.
– Я... мы... Гарри...
«О, ну все встало на свои места. Благородный Поттер не мог хотя бы раз в жизни сдержаться и не сделать доброе дело...» – зельевар закатил глаза.
– Избавьте меня от своих оправданий, Грейнджер, – озлобленно бросил Снейп. – Я так понимаю, о моей личной жизни теперь известно всему магическому сообществу?
– Нет-нет, что ты! – поспешила успокоить его Макгонагалл. – Конечно, пришлось показать эти воспоминания министру... – она замялась, видя, как мужчина снова закатил глаза. – Но больше никто ничего не знает. Клянусь тебе!
– Оставь свои клятвы при себе, – недовольно рыкнул профессор. – Я все равно не понимаю, какого дьявола вам, Грейнджер, кольнуло вытаскивать меня из Визжащей Хижины. Разве я неясно сказал вам троим, чтобы вы оставили меня? – и воззрился на бедную гриффиндорку таким ненавидящим взглядом, что она не выдержала.
– Да я… да вы… чурбан бесчувственный! – выкрикнула Гермиона, сжимая кулаки. Развернувшись, девчонка бросилась к двери.
– Минус двадцать баллов с Гриффиндора! – крикнул он ей вслед.
– Да хоть сто! – раздалось из коридора вперемешку с цоканьем каблучков. – К счастью, я уже не ваша ученица!
– Минерва, тебе бы стоило следить за своими студентами тщательнее. Совсем страх потеряли… – буркнул профессор.
– Нет, это тебе следует тщательнее следить ЗА СОБОЙ! – ответила женщина, сложив руки на груди. – Ты должен быть благодарен мисс Грейнджер. Она залезла в Хижину, рискуя быть убитой, нашла тебя, вызвала подмогу! А ты… ты…
– Я не просил ее спасать меня! – зашипел он в ответ. – Я не хотел, чтобы меня спасали, ясно тебе?! Я сделал все, что от меня требовалось! Я хочу спокойно умереть! Что еще вам от меня нужно?!
Рядом раздался судорожный вздох, и он бросил яростный взгляд на целительницу.
– Северус, ну зачем ты так говоришь? Хочет умереть… Сказал же!
– Хочу и точка! – спорить он явно не собирался. Доказывать что-то – тоже. – Вы мне надоели!
Обе женщины хором поджали губы и, переглянувшись, демонстративно вышли из палаты.
– Эй! Вы куда?! Я, кажется, еще не закончил! – крикнул мужчина им вслед, но они даже не подумали остановиться.
Запыхтев, он уставился в потолок, сверля его таким взглядом, будто хотел, чтобы тот обвалился.
«Спасли они меня… Ну-ну… Спасатели хреновы… Везде эта Грейнджер! Все испортит вечно, в каждую бочку залезет! Ненавижу чертовых гриффиндорцев!»

***


– Северус, нам нужно с тобой поговорить.
– А мне с вами не нужно.
– Северус… выслушай хотя бы.
– Где моя палочка? Хочу вас проклясть…
– Мерлин, это невыносимо! Ты словно капризный ребенок!
– Сами вы капризные дети! Причем непроходимо тупые! Я ведь ясно сказал: ни с кем я разговаривать не хочу! Оставьте меня уже в покое!
– Северус, у тебя всего месяц. Потом яд разольется по всему телу, и спасти тебя будет невозможно.
После этих слов он не мог уже игнорировать их. Резко открыв глаза, Снейп уставился на трех мужчин: толстый Гораций Слизнорт, знаменитый алхимик Эдриан Бернс и Улиус Грей, главный целитель из Мунго. Без сомнений лучшие из лучших в своем деле.
– Слава Мерлину, обратил-таки на нас внимание! – крякнул Гораций, за что тут же и получил свою порцию прожигающего насквозь взгляда.
– Месяц? – Северус осторожно приподнялся, усаживаясь на кровати. Бернс было дернулся в его сторону, чтобы помочь, но зельевар остановил его одним движением руки. – Не стоит.
– Ровно тридцать дней, – кивнул Грей. – Яд укусившей вас змеи неизвестен науке. К сожалению, мы не можем изобрести лекарство за такой короткий промежуток времени. Тем более, образца яда у нас нет...
Снейп слушал его тонкий противный голосок и хмурился все больше.
– Вы пришли, чтобы сказать мне, что я сдохну? – с сарказмом вопросил профессор. – Как это любезно с вашей стороны. Если у вас все, будьте добры... – он указал рукой на дверь, но посетители не сдвинулись с места.
Гораций сложил руки на груди и изобразил на своем пухлом лице неодобрение.
– С тобой просто невозможно разговаривать! Северус, ей богу, ты как мальчишка! Мы пришли, чтобы помочь!
– Спасибо, но я не нуждаюсь... – начал Снейп, но его даже не слушали.
– И мы поможем, если вы позволите...
– А вы позволите...
Снейп насупился. Все трое были упрямыми ослами. Это он понял сразу. Обреченно закатив глаза, он равнодушно протянул:
– Да делайте вы что хотите. Только оставьте меня в покое...
Откинув голову на подушку, он закрыл глаза, показывая тем самым, что не намерен более продолжать этот бессмысленный разговор. Какое-то время в палате стояла тишина, а затем послышались шаги и скрип двери. Наконец, все снова стихло. На всякий случай приоткрыв один глаз, Снейп убедился, что в палате больше никого нет. Вздохнув, он посмотрел в сторону окна. Солнечный блин довольно выглядывал из-за занавесок и словно насмехался над ним...

***


– Вы что, издеваетесь надо мной?!
Склянки на тумбочке дружно звякнули. По коридору пронеслось эхо. Но ни Макгонагалл, ни Помфри, ни девчонка Грейнджер даже не пошевелились. Только переглянулись и синхронно сделали шаг вперед, обступая кровать Снейпа.
– Не смейте, – угрожающе прошипел он, переводя взгляд с одной на другую. – Никто не имеет права распоряжаться моей судьбой! Я выбрал себе такую жизнь! И я не хочу ничего менять!
Минерва сложила на груди руки и посмотрела на него поверх очков, совсем как когда-то Дамблдор. Мужчина невольно поежился, но храбро выкрикнул:
– Со мной этот трюк не пройдет!
Поппи переглянулась с Грейнджер.
– Северус, – почти ласково начала она, и его передернуло. Так обычно разговаривают с психами. – Боюсь, что это единственный выход. Мастер Бернс готов взять на себя такую ответственность и модернизировать одно из своих противоядий. Но тебе лучше, чем кому-либо другому известно основное условие. Нужна кровь твоей ближайшей родственницы по женской линии... или человека, скрепленного с тобой магическим союзом.
– Прекрасно! – торжествующе воскликнул профессор. – Ни одной подходящей кандидатуры. Теперь-то вы успокоитесь?
Все трое обменялись многозначительными взглядами. У Снейпа засосало под ложечкой. Он уже понял, что они что-то задумали. И вряд ли был хоть один шанс отговорить их.
– Дьявол, что еще? – мрачно спросил он, переводя тяжелый взгляд с Макгонагалл на мадам Помфри и обратно. Грейнджер он принципиально не замечал.
– Северус, магический союз... – начала было Поппи, но профессор ее перебил:
– Я прекрасно знаю, что это такое! – раздраженно бросил он. – Брак! Вы предлагаете мне в срочном порядке найти себе жену? Причем не просто жену! А женщину, искренне меня любящую, готовую отдать за меня свою жизнь! При всем при этом я должен отвечать взаимностью этой, прошу прощения, ошибке природы!
– Господи, откуда в тебе столько яда?! – всплеснула руками целительница.
– И скептицизма, – пискнула за ее спиной гриффиндорка.
– Скептицизма, Грейнджер?! – рявкнул зельевар. – О чем вообще речь? То, что вы предлагаете, сущей воды идиотизм!
Они переглянулись и снова шагнули вперед.
Это было похоже на кошмар.
«Может, я сплю? – в ужасе подумал Снейп. Сейчас он отдал бы все на свете, лишь бы этот балаган действительно оказался сном. А лучше – предсмертным бредом. – От всех этих лекарств и не такие галлюцинации начнутся...»
– И вовсе это не идиотизм... – как бы невзначай протянула Помфри и посмотрела куда-то вверх.
Он проследил за ее взглядом, но кроме солнечного зайчика на потолке ничего не обнаружил. Рассердившись еще больше, он снова глянул на троицу и ощерился:
– Вы это о чем?
– Северус, для начала успокойся, – Минерва подошла к нему, села на койку и взяла за руку. – И не волнуйся. У нас есть план, – от этих слов зельевар содрогнулся. – Конечно, можно было бы тебе... кхм... – смущенный взгляд в сторону бывшей студентки, – хорошенько поискать подходящую под описание кандидатуру... но раз ты говоришь, что ее нет, я тебе верю... Поэтому...
Он сглотнул, чувствуя, как леденеют конечности в предчувствии чего-то поистине ужасного. Чего-то такого, по сравнению с чем многолетнее хождение по лезвию ножа покажется детской игрой.
– Поэтому мы посоветовались и пришли к выводу, что... – снова взгляд на Грейнджер. Снейпа это начинало раздражать. – Мы решили, что кому-то нужно отправиться в прошлое и... как бы это сказать... влюбить тебя в себя.
– ЧТО?! – он резко вырвал свою руку из цепких директорских пальцев.
Помфри и Гермиона отпрянули.
– Что слышал, – Минерва была явно смущена всем происходящим, но боевого настроя не потеряла, поэтому голос ее звучал твердо. – Это единственный выход. Тогда Бернс сможет...
– Что за бред! – яростно выкрикнул профессор, пытаясь испепелить старуху взглядом. Но та не испепелялась. И даже не дымилась.
– Северус! – рявкнула она, поднимаясь. – Все уже решено. Хочешь ты того или нет, но Гермиона отправится в прошлое и...
– Гермиона?! – в ужасе прошептал мужчина, бледнея и переводя совершенно безумный взгляд на съежившуюся от страха гриффиндорку. – ГЕРМИОНА?!
– Хочешь, чтобы это была я? – усмехнулась Помфри, одобрительно похлопав Грейнджер по плечу.
– Я вообще не хочу жениться! Тем более на Грейнджер! – его трясло. – Проклятье, я никогда в жизни... слышите?.. никогда в жизни не полюблю ее! – и ткнул пальцем в бедную девушку.
Гриффиндорка закусила губу, чтобы не расплакаться, но в огромных глазах уже блестели слезы.
– Профессор, послушайте, – умоляюще начала она, но он выбросил вперед ладонь, останавливая ее.
– Замолчите, Грейнджер! Ничего не хочу слушать!
Она всхлипнула и, резко развернувшись на каблуках, выбежала из палаты. Две пары глаз уставились на мужчину чуть ли ни с ненавистью.
– Северус, так же нельзя! Она рискует всем, чтобы спасти тебя, а ты так... – начала с явным неодобрением Минерва.
– Да не нужно ради меня ничем рисковать! – взорвался, наконец, профессор. – Сколько можно повторять? Ну вот кто ее просит, скажите на милость?! Война закончилась! Разве она не может просто начать спокойно жить? Выйти замуж за идиота Уизли и нарожать кучу рыжих детей! Зачем ей понадобилось отправляться в прошлое, чтобы соблазнить своего преподавателя и спасти его никчемную жизнь?! Это же не на один день! Магический союз – на всю жизнь! Это же глупость несусветная! Даже Дамблдор до такого не додумался бы, а он, вы знаете, был мастером бредовых идей! – внезапно его слегка безумный взгляд просветлел, словно на мужчину снизошло озарение. Сверкнув глазами, он выставил вперед указательный палец и зашептал: – Я знаю, знаю, что ей движет! Жалость! Но мне такие жертвы не-нуж-ны! Ясно вам? Не нужны! – воздух в легких закончился, и он замолчал. Насупился и глянул исподлобья на женщин.
Те переглянулись в очередной раз, а затем Помфри покачала головой.
– Боюсь, Северус, нам этого не понять. Но Гермиона уже все решила. И вряд ли что-то или кто-то заставит ее передумать. Она не отступит, – целительница грустно улыбнулась и, развернувшись, вышла из палаты.
Мужчина перевел почти умоляющий взгляд на Макгонагалл. Но та смотрела совершенно серьезно.
– Северус, не думаю, что девочка на что-то претендует, – глухо зазвучал ее голос, и зельевара передернуло от ее тона. – Когда все будет позади, я о ней позабочусь. Она тебя не побеспокоит.
Он даже рта открыть не успел, а женщина уже скрылась за дверью.
– Прекрасно... – буркнул, скрестив на груди руки. – Превратили меня в монстра. Дьявол...

***


Нельзя было терять ни дня, времени было в обрез. Пока Макгонагалл и Помфри активно готовились к предстоящему ритуалу перемещения во времени, Гермиона места себе не находила. Она пыталась последовать совету волшебниц и отвлечься от гнетущих ее мыслей, но перед глазами настойчиво всплывал образ профессора Снейпа.
«Хватит, хватит о нем думать! Ты уже приняла решение!» – ругала себя девушка, прохаживаясь по тихим коридорам больницы Св. Мунго.
Она завернула за угол, намереваясь пройти в буфет и выпить крепкого сладкого чая, и тут же налетела на черноволосого юношу.
– Господи, Гарри, что ты тут делаешь? – удивленно спросила Грейнджер.
– Нет, милая моя, что ТЫ тут делаешь? – зашипел в ответ Поттер и, оглянувшись по сторонам, цепко схватил подругу за локоть и потащил в пустующую палату.
Закрыв за собой дверь, он обернулся к Гермионе и, скрестив на груди руки, молча на нее уставился. Гриффиндорка поежилась от этого чужого холодного взгляда, но глаз не опустила. Потирая локоть, она начала:
– Гарри, в чем... – но тот не дал ей закончить.
– Герм, это правда? Скажи, что нет. Иначе я разнесу здесь все к чертовой матери! – в искренности его слов сомневаться не приходилось. Вид у спасителя мира был решительный.
– Я не понимаю, о чем ты, – тихо проговорила Грейнджер и сглотнула. Нет, на самом деле все она прекрасно понимала...
– Не ври мне! – выкрикнул Поттер и в мгновение ока оказался перед подругой. Схватил ее за плечи и хорошенько встряхнул. – Я все знаю! Ты хочешь спасти Снейпа!
– Уверена, ты тоже хочешь его спасти! Ведь он любил... – быстро заговорила Гермиона, но снова была грубо прервана.
– Хочу, да! Но ведь не таким способом! Кому и что ты хочешь доказать?! Это же не игрушки, Герм, ты сама все знаешь лучше меня! Магический брак – это на всю жизнь! Ты собственноручно собираешься связать себя с ним! – и парень неопределенно ткнул пальцем в стену.
– Другого выхода нет, Гарри! Кто-то должен это сделать! – отчаянно возразила она.
– Вот пусть «кто-то» это и делает! А тебе я запрещаю! – от переизбытка чувств Поттер даже топнул ногой. Сейчас он как никогда раньше был похож на маленького глупого мальчишку.
Гермиона упрямо поджала губы.
– Ты не имеешь права распоряжаться моей жизнью. Раскомандовался! Я и без тебя могу принимать решения!
Гарри схватился за голову.
– Вот именно, Герм, это твоя жизнь! Тебе всего 18 лет! А ты собираешься принести себя в жертву! Перечеркнуть все! А ведь у тебя столько всего впереди! Столько возможностей!
– Господи, Гарри, ведь он посвятил половину своей жизни защите тебя от Волдеморта! Как ты можешь говорить такое?! – в слезах выкрикнула девушка. – Он столько лет жил ради других!
– Глупая, глупая Миона! – Поттер быстро обнял подругу, крепко прижимая к себе и не давая вырваться. – Ты не понимаешь, что делаешь. Ты пытаешься спасти его... я все понимаю... но как же мы? Как же Рон? Ведь я думал, что вы...
– Ничего у нас с Роном нет! Нет и быть не может! Он замечательный человек, но быть его женой в сто раз хуже, чем быть женой Снейпа.
Гарри замер на месте, а затем отодвинулся и удивленно посмотрел на Грейнджер.
– Ты серьезно? Но... Ладно, а как же родители?
– Забыл, что я стерла им память? Гарри, открой глаза! Я чувствую себя чужой в этом мире. И никому ненужной.
– Ты мне нужна! Мне, Рону, Джинни... да что я перечисляю! У тебя столько друзей! – он уже цеплялся за последнюю соломинку. В голосе слышалось отчаяние.
– Настоящих друзей? – с улыбкой спросила Гермиона. А затем встала на цыпочки и поцеловала Гарри в щеку. – Если я выйду замуж за Снейпа, вы перестанете ими быть?
Это был риторический вопрос. Поэтому она не стала ждать ответа. Обошла Поттера и направилась к двери. Выйдя в коридор, Грейнджер глубоко вздохнула, успокаиваясь, и двинулась в сторону буфета.
Да, теперь она была абсолютно уверена, что приняла правильное решение.


Анкета | Отношения
Возраст - 36 лет. Деятельность - Преподаватель Зельеварения. Декан факультета Слизерин.
Внешность: Высокий, худощавый мужчина с прямой осанкой. Черные волосы до плеч, бледная кожа, пронзительный взгляд агатовых глаз. Левая бровь иронично изогнута. Тонкие губы способны лишь на презрительную усмешку.
Внешний вид: Как всегда одет во все черное: сюртук, брюки, ботинки, мантия.
Мысли/настроение: "Чёрте что и сбоку бантик..."

 
Кэти_БеллДата: Четверг, 06.10.2011, 17:22 | Сообщение # 5
Группа: Гриффиндор
Сообщений: 49
Статус: Offline
Очень интересно. Люблю твои фики, пиши дальше. wub

Анкета | Отношения
Возраст - 17 лет. Деятельность - студентка, Гриффиндор, 6 курс.
Внешность: невысокая загорелая девушка с темно-русыми,распущенными волосами.
Внешний вид: одежда
Мысли/настроение: "что за ?!" / растеренное, несколько виноватое.
 
Северус_СнейпДата: Пятница, 07.10.2011, 12:29 | Сообщение # 6
Группа: Администраторы
Сообщений: 1933
Статус: Offline
Кэти_Белл, ооо, кто-то даже прочитааал! :D Ну вот специально для тебя 3 глава! ;)

ГЛАВА III


– Почему не маховик времени? Что это вообще за ритуал такой? – Гермиона нахмурилась и, подняв склянку с каким-то зельем, посмотрела сквозь нее на свет.
– Маховик времени позволяет вернуться в прошлое, выстраивая параллельную реальность, – закрывая дверь палаты, пояснила Макгонагалл. – Нам два твоих тела в прошлом ни к чему. Чтобы все прошло так, как нужно, ты должна вселиться в саму себя год назад и сделать все, что в твоих силах.
– Ага, – гриффиндорка поставила склянку на место. – А это зелье мне поможет?
– Зелье, заклинания и наша с Поппи магическая энергия.
Из соседнего кабинета появилась мадам Помфри. Гермиона глубоко вздохнула и осторожно легла на кровать. Вытянула руки вдоль тела и посмотрела на целительницу.
– Готова, – кивнула девушка.
– Запомни, Гермиона: максимум полтора часа. Не стоит в первый же раз покидать свое тело надолго. Осмотрись там, приди в себя, разведай обстановку, – вещала женщина, выкручивая пробку из склянки и наливая темно-зеленую вязкую жидкость в стакан. – Постарайся определить, в какой конкретно момент времени ты появилась. Это поможет нам в следующий раз сориентироваться и быть более точными.
– Угу, – сглотнула гриффиндорка и перевела взгляд на мадам Помфри. Та уже держала стакан, полный зелья, наготове. Минерва присела на край кровати и взяла девушку за руку.
– Не могу не спросить тебя еще раз... – начала она, но Гермиона ее перебила:
– Профессор, я все уже решила.
Директор тяжело вздохнула и, помедлив, выпустила руку бывшей студентки из своей. Казалось, она борется сама с собой, раздумывая, а правильно ли они поступают, позволяя мисс Грейнджер так рисковать. Наверное, мадам Помфри почувствовала сомнение Макгонагалл, ибо в следующее же мгновение решительно возвестила:
– Ну все, пора начинать, коль уж решились...
Минерва вздрогнула и поспешно поднялась с кровати, отступая на шаг. Ее губы нервно подрагивали, будто она хотела сказать что-то еще, но никак не могла собраться с силами. Целительница подала стакан Гермионе, и та поморщилась, принюхиваясь.
– Гадость-то какая...
– Редкостная, – подтвердила мадам Помфри наигранно веселым голосом. – Не забудь: чтобы случайно не выскочить из своего тела, ты должна ни на секунду не расслабляться! Если сил держаться не будет – постарайся скрыться с посторонних глаз. Перемещение во времени на несколько секунд выведет тебя из строя. Не очень хорошо получится, если мисс Грейнджер вдруг упадет посреди коридора... – целительница хмыкнула, но Гермиона ничего смешного во всей этой ситуации не видела. – Чтобы вернуться назад, действуй, как во время аппарации, и произнеси контрзаклинание, – женщина передала гриффиндорке лист бумаги, на котором была выведена сложная формула. – Остальное – наше дело. И не играй со временем, детка. Едва ли мы сможем вытащить тебя оттуда вдвоем...
Гермиона кивнула, вникая в смысл магической формулы. От наставлений целительницы засосало под ложечкой. Геройство геройством, но дело было очень опасным. Резко выдохнув, гриффиндорка решительно выпила зелье, отдала стакан и поудобнее устроилась на подушке.
– Минерва! – позвала мадам Помфри, доставая свою палочку.
Директор словно очнулась ото сна. Быстрым движением достала палочку и подошла ближе. Гермиона пару раз моргнула, затем ее веки задрожали, и она закрыла глаза. Дыхание стало глубоким и ровным. Пальцы, сжимающие клочок пергамента с написанным на нем заклинанием, разжались. Обе волшебницы вытянули палочки и, направив их на девушку, начали синхронно произносить одно заклинание за другим. Голубые лучи света, появляясь из кончиков их палочек, медленно потянулись к находящейся в трансе гриффиндорке и начали сплетаться над ее телом в причудливые узоры...

***


– ... на его месте я бы не стал бросаться такими словами.
Искаженный голос появился из ниоткуда, сначала тихий, но с каждой секундой становящийся все громче и громче. Словно кто-то поворачивал ручку, прибавляя звук.
– Ты бы никогда не оказался на его месте, – хохотнул второй голос, сразу громкий и резкий.
Гермиона поморщилась, с трудом разлепила веки и оглянулась. Она стояла в полутемном коридоре второго этажа, совсем рядом с кабинетом истории магии. Голова раскалывалась, а во рту все пересохло. Совсем как на следующее утро после бала на четвертом курсе. Тихо застонав, девушка подняла руки к голове и сжала виски. А затем вдруг резко выпрямилась и начала ощупывать себя. Судя по всему, перемещение во времени прошло удачно. Тело во всяком случае было на месте и функционировало вроде бы нормально. Девушка сделала пробный шаг и тут же ухватилось за стену. Голова закружилась, и все поплыло перед глазами.
«Ничего страшного. Это с непривычки», – успокоила себя гриффиндорка.
Немного передохнув, она сделала еще несколько шагов, внимательно глядя себе под ноги. Завернула за угол и тут же врезалась в чью-то спину.
– Эй! – выкрикнул недовольный голос, обладатель которого обернулся и оказался Блейзом Забини. – Гляньте-ка! Грейнджер! – хохотнул он.
Двое слизеринцев за его спиной дружно хрюкнули. Сложив руки на груди парень смерил гриффиндорку высокомерным взглядом и поинтересовался:
– Ну и чего ты тут забыла? Подслушиваешь?
– Ты слишком высокого о себе мнения, Забини, – презрительно фыркнула Гермиона и тоже сложила руки на груди. Краем глаза она наблюдала за двумя другими слизеринцами. Судя по выражениям их лиц, умом они не блистали. А вот физически были неплохо подготовлены.
«Телохранители чертовы. Прям как у Малфоя. У них так заведено, что ли?» – раздраженно подумала гриффиндорка.
– Ну и чего ты тут ошиваешься, как бедная родственница? – протянул Забини, осматривая девушку с головы до ног. – Не боишься ходить одна вечером по пустынным коридорам?
Глаза слизеринца опасно сверкнули, и Гермиона едва удержалась, чтобы не сделать шаг назад. Имей она больше простора для действий, то незамедлительно выхватила бы палочку и заколдовала всех троих. Но времени на такие глупости просто не было. К тому же неизвестно как повлияло на ее магическую силу это перемещение. В любом случае рисковать не стоило.
– Насколько я помню, Забини, психи у нас в школе обитают в подземельях. Так что на втором этаже я в некотором роде в безопасности, – насмешливо протянула гриффиндорка и, обойдя парней, направилась дальше по коридору. – Болваны... – прошептала она себе под нос.
Голоса за спиной становились все тише. Гермиона шла вперед, не останавливаясь и не оборачиваясь. И только повернув за угол, позволила себе немного расслабиться.
«Что ж... Пора уже собраться и делать свое дело», – мысленно приказала она себе и огляделась по сторонам.
Судя по темнеющему на фоне голых деревьев небу, в этой реальности наступил зимний вечер. Мисс Грейнджер зиму не любила, поэтому инстинктивно поежилась, хотя в коридоре и было довольно тепло.
«Пункт номер один. Узнать точную дату, – девушка мысленно начала составлять список дел. – Пункт номер два. Вспомнить, что в это время происходило в магическом мире вообще и в школе в частности. И уж как следствие вытекает пункт номер три. Чем в этот период времени занималась я?!»
Гермиону вдруг охватила паника, и ей начало казаться, что ничего хорошего из всей этой затеи не выйдет. Ее однозначно вычислят. Поймут, что она другая. За тот год, что они с Гарри и Роном мотались по стране, она просто не могла не измениться. Внешность, конечно, у нее останется старая. Но ведь внутри она стала совершенно другим человеком! Ну, пусть однокурсники подмены не заметят. Но вот преподавателей обмануть вряд ли удастся! Тем более профессора Снейпа! С его-то умением читать мысли...
– Миона! Как хорошо, что я тебя догнал! – послышался запыхавшийся голос сзади.
Вздрогнув, гриффиндорка резко обернулась и увидела перед собой Невилла.
– Я... я... – начала она, заикаясь.
Но Долгопупс, похоже, ее не слушал. Подошел и всунул ей в руки книгу.
– Я все-таки ее нашел. Всю комнату перевернул вверх дном. Парни меня убьют... – он быстро взглянул на однокурсницу и вдруг замолчал. – С тобой все хорошо?
– Да, все просто замечательно, – сбиваясь, ответила Гермиона и натянуто улыбнулась. Неожиданно у нее возникло ощущение дежа вю. Словно когда-то все это уже происходило...
«Ну конечно же происходило! – мысленно стукнула девушка себя по лбу. – Я же в прошлом!»
Она улыбнулась однокурснику уже более уверенно. Попыталась вспомнить, при каких обстоятельствах происходил в прошлом этот разговор, но у нее так ничего и не получилось. Так бывает, когда пытаешься вспомнишь сон, но чудом запомнившиеся фрагменты начинают словно в насмешку ускользать и растворяться как только ты начинаешь собирать их в одно целое.
«Ну все, хватит терять драгоценное время. Я смогу обо всем этом подумать потом, оказавшись в безопасном настоящем», – одернула себя Гермиона.
– Так... ммм... я пошла...
Махнув гриффиндорцу рукой, она развернулась и быстрым шагом двинулась по коридору, намереваясь как можно скорее скрыться с глаз Невилла. Но его голос заставил девушку остановиться.
– Лестница в другой стороне. Если, конечно, ты хочешь успеть в библиотеку до ужина.
Грейнджер обернулась и теперь уже по-настоящему стукнула себя по лбу. Получилось неожиданно громко.
– Библиотека! Ну конечно! – и, нервно хихикнув, направилась в обратную сторону. Проходя мимо остолбеневшего Долгопупса, сбавила скорость и, лучезарно улыбнувшись, спросила: – А зачем мне туда, не напомнишь случайно?
Челюсть Невилла со скрипом опустилась.
– Не бери в голову, – поспешно добавила Гермиона и быстро скрылась за углом.

***


– Если уж ты Невилла не смогла обмануть, то что уж говорить про остальных... – тихо бурчала себе под нос Грейнджер, поднимаясь по лестнице. – Стыд да и только! Вот уж Снейп посмеется над тобой, когда ты вернешься и поведаешь ему о своих приключениях...
Она остановилась у дверей библиотеки и посмотрела на наручные часы. В этой реальности она находилась уже больше получаса. А сделать так ничего и не успела. Гриффиндорка покосилась на книгу и поджала губы. Лучше всего было бы не брать ее у Невилла. Отнес бы сам. А у нее и без того дел хватает. Но с другой стороны... раз он знает, что она собиралась в библиотеку, значит, она действительно собиралась. Осталось только выяснить зачем... Гриффиндорка подняла глаза на дверь и шумно выдохнула. Она совершенно не помнила, относила ли в прошлом за друга книгу в библиотеку или нет. Впрочем выбора у нее все равно не было. Решительно тряхнув головой, девушка открыла дверь и осторожно протиснулась в зал. Мадам Пинс тут же подняла на нее глаза и удивленно вытаращилась.
– Гермиона? Когда ты успела выйти? Я даже не заметила...
Гриффиндорка неуверенно улыбнулась, чувствуя, как потеют ладони. Она совершенно не знала, что имеет ввиду библиотекарь, но отступать было поздно, поэтому пришлось собрать всю свою волю в кулак и, слегка заикаясь, произнести:
– Я всего на минуточку отлучилась в гостиную. Кстати, Невилл просил передать... – она шагнула к столу и положила на него книгу, попутно отмечая, что это дополнительное учебное пособие для начинающих зельеваров.
Мадам Пинс тут же нахмурилась.
– Ох уж мне этот Долгопупс! Взял, называется, книгу до вечера... Ведь знала же, что забудет вернуть! – и воззрилась на девушку так, словно хотела испепелить ее взглядом.
Гермиона икнула. Мадам Пинс явно была в ярости. Но кричать на одну из самых аккуратных по отношению к ее любимым книгам студенток было не в ее правилах. Поэтому она резко поднялась со стула и, подхватив с собой книгу, молча скрылась за стеллажами.
Грейнджер шумно выдохнула и, опустив взгляд на стол библиотекаря, увидела развернутый на середине номер «Ежедневного пророка». Вверху страницы значилось: 9 декабря, вторник. Ей безумно хотелось пролистать газету, чтобы хотя бы примерно расставить по местам, что в это время происходит в магическом мире, но за стеллажами послышались шаги возвращающейся мадам Пинс. Не желая вести с женщиной светские беседы, Гермиона закусила губу и быстро юркнула в проход между полками, забитыми книгами.
«Ну теперь я хотя бы знаю, какой сегодня день... Спасибо за это Невиллу».
Разговаривая с библиотекарем, девушка уже успела заметить, что читальный зал пустовал. Медленно продвигаясь и осторожно заглядывая за каждый стеллаж, гриффиндорка надеялась увидеть Гарри, Рона или хоть кого-нибудь из знакомых ребят. Она, конечно, немного трусила, но стоило только представить себе лежащего в луже крови профессора Снейпа, как страх тут же отступал на второй план. Да, он против всей этой затеи. Да, он не верит в успех. Однако, она не может подвести его... А лучший способ раздобыть нужную информацию – это поговорить с кем-нибудь. В данном случае книги, верные помощники Гермионы, ничем помочь не могли.
Но чем сильнее девушка углублялась в недра библиотеки, тем большее отчаяние чувствовала. На пути ей не встретилось ни одного студента, зал был абсолютно пуст, словно школа вымерла в этот зимний вечер. Часы на запястье тикали, неутомимо отсчитывая секунды.
«Пора с этим завязывать, – уговаривала себя Гермиона, заламывая в отчаянии руки. – Передо мной же ясно была поставлена задача. Осмотреться. А не выслеживать непонятно кого».
До конца библиотечного зала оставалось всего несколько стеллажей, поэтому гриффиндорка решила закончить осмотр, а потом вернуться и все-таки попытаться раздобыть газету. Но заглянув в очередной проем между полками, девушка вдруг ойкнула и резко пошла в отступление. Задетая плечом книга с грохотом шлепнулась на пол, поднимая облако пыли. Прижавшись спиной к стеллажам, Гермиона тяжело дышала и старалась расслышать за громким стуком своего сердца хоть что-нибудь.
«Нет, нет! Этого не может быть! – в панике думала она, тщательно вспоминая все, что говорила ей мадам Помфри. – Я ведь должна была переместиться в свое собственное тело! Но если я тут... если это действительно я... в таком случае... кто сидит у окна?!»
– Эй, кто там? – послышался с другой стороны звонкий голос, и гриффиндорка вздрогнула, удивленная тем, как странно, чуждо, но одновременно до боли знакомо он звучал. Голос Гермионы Грейнджер.
Раздался звук отодвигаемого стула и осторожные шаги.
«Только этого не хватало...» – мысленно простонала девушка и, резко сорвавшись с места, побежала к выходу.
Сейчас ее меньше всего на свете волновали правила, согласно которым подобное поведение в стенах библиотеки было неприемлемо. Ее даже не пугал гнев мадам Пинс. Хотя второй мисс Грейнджер за это обязательно достанется, когда...
«Когда – что?»
Гриффиндорка резко затормозила, не добежав до стола библиотекаря совсем немного. Действуя на одних инстинктах, она свернула вправо и нырнула под один из пустующих столов читального зала.
И как же она раньше не подумала? Если она сейчас пройдет мимо мадам Пинс... а потом та, другая Гермиона проделает то же самое...
«Ой мамочкиии...» – девушка в ужасе зажмурилась. В этот момент ей больше всего на свете хотелось оказаться в настоящем, чтобы раз и навсегда отказаться от всех сомнительных авантюр. И пусть этот Снейп будет трижды проклят!
Совсем рядом послышались шаги. Открыв глаза, Гермиона выглянула из своего временного укрытия. Страх страхом, а любопытство усмирить было крайне сложно. Мимо нее прошла худенькая девушка в школьной форме. Волосы ее были убраны в высокий хвост, брови нахмурены, а на щеке синела клякса. В руках второй гриффиндорки была та самая книга, что упала по неосторожности ее двойника.
«Черт, неужели я такая маленькая? – ужаснулась мисс Грейнджер и, закусив губу, снова спряталась под стол. – Тогда понятно, почему Снейп считает меня глупой девчонкой и уж точно не возлагает на меня никаких надежд... Разве ЭТО способно соблазнить взрослого мужчину?»
Ей вдруг стало невыносимо жаль себя. Обхватив колени руками, девушка уткнулась в них лбом и тихо всхлипнула.
«И зачем я вообще во все это полезла? Ну и сдох бы. И все бы только обрадовались. Он ведь такой скользкий тип, кто знает, что он еще скрывает? И Дамблдора убил. Другого выбора у него не было, конечно, но это его нисколько не оправдывает... – она снова всхлипнула. – Это так по-гриффиндорски всех спасать, жертвовать собой ради других. А ведь он даже спасибо не скажет! А я, может быть, вовсе не хочу соблазнять его... Я любви хочу, романтики. Черт, Гарри совершенно прав! Ну зачем я в это ввязалась?!»
– Нет, деточка, никто отсюда не выходил, – послышался уставший и немного подозрительный голос библиотекаря. – А когда ты успела переодеться?
– Что, простите? – растерянно переспросил второй голос, к которому настоящая Гермиона все никак не могла привыкнуть.
– Ты ведь была в этих... джинсах, разве нет?
– Должно быть, вы с кем-то меня путаете. Так, значит, никого не было здесь? Просто я слышала...
Внезапно в ушах Гермионы послышались какие-то помехи, перекрывающие голос двойника. А затем ее пронзила острая головная боль. Словно кто-то настойчиво пытался просверлить череп дрелью. Прижав ладони к вискам, девушка стиснула зубы, чтобы – не дай Мерлин! – не закричать. Ноги начали неметь, холод медленно, но верно поднимался от ступней вверх к коленям.
«Что это? Что происходит?! – паникуя, мысленно закричала Грейнджер. – Полтора часа еще не прошло! У меня ведь еще есть время!»
Вот в этот момент она действительно испугалась. Прошедшая кровопролитная война показалась ей детской игрой по сравнению с тем, что может случиться, застрянь она в прошлом.
Но боль отступила так же внезапно, как и появилась. Словно это было всего лишь предупреждение.
«Мерлин! Нужно скорее отсюда выбираться!»
Девушку всю трясло от пережитого только что ужаса. С трудом взяв себя в руки, гриффиндорка снова выглянула из-под своего временного укрытия, моля всех известных ей богов о том, чтобы путь был свободен. Но сегодня ей явно не везло: вторая мисс Грейнджер все так же стояла у стола библиотекаря и, хмурясь, слушала, как та клянется и божится, что никто мимо нее не проходил.
– Но я ведь ясно слышала... – упрямо начала она, но мадам Пинс вдруг разом посерьезнела и перебила ее.
– Деточка, я думаю, что ты просто переутомилась. Сидишь тут с самого обеда! Давай закругляйся и иди на ужин. Уверена, твои друзья уже заждались тебя.
По оскорбленному виду Гермионы было понятно, что никуда она уходить не собирается. Поджав губы, девушка молча развернулась и скрылась за стеллажами.
– Ну, что ж... – устало вздохнула мадам Пинс и, поднявшись со своего места, направилась к двери. – Лично я не собираюсь пропускать ужин. К тому же, мне непременно нужно поговорить с Поппи насчет моей бессонницы...
Затаив дыхание, настоящая Гермиона ждала, когда библиотекарь покинет читальный зал. Как только дверь за ней закрылась, гриффиндорка вылезла из-под стола и прислушалась. Вокруг было абсолютно тихо. Закусив губу, девушка сделала шаг и в сомнениях остановилась.
«Черт, я слишком любопытна! Я бы не вернулась просто так на свое место! Обязательно бы проследила, не попытается ли кто-нибудь незаметно выскользнуть из библиотеки после ухода мадам Пинс...»
Грейнджер едва не застонала, представив себе, насколько она может быть упрямой, если что-то взбредет в голову. Она абсолютно не сомневалась в том, что ее двойник притаился где-то между полками и пристально наблюдает за дверью.
Аккуратно вытащив из заднего кармана джинсов палочку, девушка присела на корточки и, стараясь не шуметь, медленно двинулась к книжным стеллажам. Остановившись у полок, она осторожно вытащила пару книг и тут же увидела в образовавшемся проеме ноги в колготках.
«Что ж... Прости, дорогая, но ты не оставляешь мне выбора. Знаю, что ты все расскажешь Гарри и Рону, знаю, что вы начнете активно искать, кто мог это сделать... Но иначе я просто не могу».
Гермиона тяжело вздохнула и, наведя палочку на ноги, шепнула:
– Петрификус Тоталус.
Книга из рук двойника со стуком упала. Ноги в проеме подкосились, и вторая мисс Грейнджер рухнула на пол. Гермиона облегченно выдохнула и выпрямилась. Оглянулась на дверь, прислушиваясь, не идет ли кто. Вокруг было тихо.
– Заметьте, профессор Снейп, я делаю все это только ради вас... – пробормотала себе под нос девушка и спрятала палочку.
Ей безумно хотелось зайти за стеллаж и изучить саму себя, но гриффиндорка прекрасно помнила, что человек, попавший под заклинания обездвиживания, теряет только способность управлять собственным телом. Органы чувств же продолжают функционировать, так что вторая Гермиона вполне сможет ее увидеть.
«Ну, можно ведь наложить на нее Обливиэйт... – попробовала уговорить себя девушка, но тут же сама себе возразила: – Нет, нет. На это нет времени! Нужно скорее...»
Где-то в коридоре что-то хлопнуло, а затем раздались быстрые шаги. Сердце Грейнджер подпрыгнуло к самому горлу. Закусив губу, она снова юркнула под стол и встала на колени.
«Нужно возвращаться, – в ужасе думала гриффиндорка. – Время уже на исходе. Черт!»
Сосредоточиться на перемещении, стоя на коленях под столом, было совершенно невозможно. Ко всему прочему, из головы девушки напрочь вылетела магическая формула.
«Давай, давай, – подбадривала она себя, слушая, как к библиотеке приближаются быстрые шаги. – Вспоминай. Там ведь не было ничего сложного! Ай!»
Внезапно затылок пронзила острая боль, и Гермиона подалась вперед, упираясь рукой в пол. К горлу подкатила тошнота, и гриффиндорке пришлось приложить вторую ладонь ко рту. Шумно дыша через нос, она старалась выкинуть из головы все ненужные мысли, но боль волнами накатывала на нее. На лбу выступили крупные капли пота. С очередным вздохом из груди вырвался стон: легкие резануло так, что перед глазами потемнело. Узор на полу завертелся, приближаясь, и Грейнджер, сцепив зубы, упала. Она слышала, как открылась дверь библиотеки, как протопали совсем рядом чьи-то шаги. А потом все разом отошло на второй план. Кроваво-красный туман заволок глаза, в ушах зашумела кровь. С трудом вздохнув, Гермиона отключилась...


Анкета | Отношения
Возраст - 36 лет. Деятельность - Преподаватель Зельеварения. Декан факультета Слизерин.
Внешность: Высокий, худощавый мужчина с прямой осанкой. Черные волосы до плеч, бледная кожа, пронзительный взгляд агатовых глаз. Левая бровь иронично изогнута. Тонкие губы способны лишь на презрительную усмешку.
Внешний вид: Как всегда одет во все черное: сюртук, брюки, ботинки, мантия.
Мысли/настроение: "Чёрте что и сбоку бантик..."

 
Виктор_КрамДата: Пятница, 07.10.2011, 12:53 | Сообщение # 7
Группа: Пользователи
Сообщений: 54
Статус: Offline
Я так и знала))) :D

Анкета | Отношения
Возраст - 21 год. Деятельность - Почетный гость замка.
Внешность: Высокий, симпатичный, довольно крупный,но за счёт хорошо накачанного тела,тёмный.
Внешний вид: Тёмные штаны, кричневый свитер, ботинки
Мысли/настроение: Грусть-печаль
 
Северус_СнейпДата: Пятница, 07.10.2011, 23:18 | Сообщение # 8
Группа: Администраторы
Сообщений: 1933
Статус: Offline
Виктор_Крам, blush blush blush ну а как еще-то? Че не нравится опять? >:)

Анкета | Отношения
Возраст - 36 лет. Деятельность - Преподаватель Зельеварения. Декан факультета Слизерин.
Внешность: Высокий, худощавый мужчина с прямой осанкой. Черные волосы до плеч, бледная кожа, пронзительный взгляд агатовых глаз. Левая бровь иронично изогнута. Тонкие губы способны лишь на презрительную усмешку.
Внешний вид: Как всегда одет во все черное: сюртук, брюки, ботинки, мантия.
Мысли/настроение: "Чёрте что и сбоку бантик..."

 
Кэти_БеллДата: Суббота, 08.10.2011, 10:01 | Сообщение # 9
Группа: Гриффиндор
Сообщений: 49
Статус: Offline
вкусновато, но маловато) еще) >:)

Анкета | Отношения
Возраст - 17 лет. Деятельность - студентка, Гриффиндор, 6 курс.
Внешность: невысокая загорелая девушка с темно-русыми,распущенными волосами.
Внешний вид: одежда
Мысли/настроение: "что за ?!" / растеренное, несколько виноватое.
 
Северус_СнейпДата: Суббота, 08.10.2011, 20:37 | Сообщение # 10
Группа: Администраторы
Сообщений: 1933
Статус: Offline
Кэти_Белл, :D :D :D терпение, мой друг, терпение!

Анкета | Отношения
Возраст - 36 лет. Деятельность - Преподаватель Зельеварения. Декан факультета Слизерин.
Внешность: Высокий, худощавый мужчина с прямой осанкой. Черные волосы до плеч, бледная кожа, пронзительный взгляд агатовых глаз. Левая бровь иронично изогнута. Тонкие губы способны лишь на презрительную усмешку.
Внешний вид: Как всегда одет во все черное: сюртук, брюки, ботинки, мантия.
Мысли/настроение: "Чёрте что и сбоку бантик..."

 
Северус_СнейпДата: Понедельник, 10.10.2011, 12:06 | Сообщение # 11
Группа: Администраторы
Сообщений: 1933
Статус: Offline
ГЛАВА IV


– Время на исходе, – Макгонагалл отвела взгляд от настенных часов и беспокойно посмотрела на лежащую на кровати Гермиону.
– Не стоит пороть горячку, – попробовала успокоить ее мадам Помфри, но по слегка дрожащему от напряжения голосу было ясно, что она тоже волнуется.
Не сговариваясь, женщины приблизились к кровати и замерли, внимательно вглядываясь в лицо гриффиндорки. Однако поводов для волнения не было: дыхание Грейнджер было глубоким и ровным, а тело абсолютно неподвижным. Приложив ладонь ко лбу девушки, мадам Помфри облегченно вздохнула.
– Мы только зря накручиваем себя, Минерва, – покачала она головой и снова отошла к окну. – Гермиона – умная девочка. Она всегда все понимала с первого раза. Лично я могу на нее положиться.
– Да, конечно, я тоже, но... – начала было Макгонагалл, но резко замолчала. – Поппи, Поппи! Что-то происходит! Скорей иди сюда!
Паника в ее голосе заставила целительницу резво подскочить к больничной койке и склониться над девушкой. Дыхание гриффиндорки стало рваным, зрачки беспокойно бегали под тонкой кожей век, а на лбу выступили капельки пота. Быстрым движением схватив Гермиону за запястье, мадам Помфри побледнела и в ужасе уставилась на коллегу.
– Мерлин, да ее сердце сейчас разорвется!
Наверное, Макгонагалл понадобилась вся сила воли, чтобы при этих словах не упасть в обморок. Бледная, как мел, она схватилась за волшебную палочку, наставила ее на свою студентку, но тут же поняла, что понятия не имеет, что делать. Ее глаза были полны слез, губы дрожали.
– Спокойно, спокойно! – выкрикивала, суетясь вокруг кровати целительница, а сама хваталась за голову. – Нужно бежать к заведующему... Мерлин, Минерва, что мы наделали!
Сдерживая рыдания, мадам Помфри кинулась к двери и выскочила в коридор, откуда тут же раздался оглушительный грохот, звон разбившихся склянок и нецензурная брань. Пятясь к двери, Макгонагалл в ужасе смотрела на свою студентку. Зубы Гермионы были так сильно сжаты, что женщине казалось, будто она слышит их скрип.
– Мерлин помоги... Мерлин помоги... – прижимая трясущиеся руки к лицу, шептала волшебница.
Минуты, казалось, тянулись вечно. Но вот в коридоре послышались торопливые шаги, громкие голоса, и в палату ворвалось сразу несколько человек во главе с Улиусом Греем. Они кинулись к кровати и обступили ее плотным кольцом, закрывая от взора Макгонагалл гриффиндорку. Еле держась на ногах, в дверь бочком протиснулась мадам Помфри, на которой лица не было.
– Знаешь, Минерва, – чужим голосом сказала она. – Если с девочкой что-то случится...
Договорить целительница не успела: один из лекарей настойчиво выпроводил обеих женщин из палаты и закрыл дверь прямо перед их носом.

***


Северус Снейп зевнул, поморщился от ноющей боли в области шеи и, вздохнув, аккуратно перевернулся на другой бок. Он откровенно скучал. Мужчина уже настолько привык к своему напряженному образу жизни, к тому, что каждая минута всегда чем-то занята, а свободного времени как такового и нет совсем, что это странное состояние ничегонеделания просто выводило его из себя.
Он покосился на стопку книг на прикроватной тумбочке и раздраженно отвел взгляд. Конечно же, он мог провести время с пользой, читая научные изыскания коллег-зельеваров. Однако о какой пользе идет речь, когда всего через месяц эти знания ему будут уже не нужны? Зачем тратить свое время на всякие там глупости?
Профессор заворочался, снова повернулся на спину, сложил руки на животе и тоскливо уставился в потолок. В больнице Св. Мунго все время стояла абсолютная тишина. Лишь изредка за дверью доносилось дребезжание склянок, когда мимо его палаты провозили тележку с лекарствами, и тихие голоса переговаривающихся друг с другом целителей. Пару раз по громкой связи вызывали докторов. И зельевару порой начинало казаться, что жизнь замерла в этом здании.
Снейп устало прикрыл глаза. Он с самого детства ненавидел больницы. Будучи хилым и болезненным ребенком, он предпочитал лечиться самостоятельно, нежели идти за помощью к мадам Помфри. Сейчас же лечиться совершенно не хотелось, и Снейп в тысячный раз задавал себе один и тот же вопрос: «Почему месяц?! Почему не пара дней? Сколько еще я должен мучиться, прежде чем всемогущий Мерлин, наконец, согласится, что я свое уже отстрадал?»
Мужчина снова вздохнул и от нечего делать принялся разглядывать ногти на правой руке. Внезапно где-то далеко раздался грохот, мигом разнесшийся по коридору. Северус удивленно приподнял брови и замер, прислушиваясь. Некоторое время все было тихо, а потом совсем рядом кто-то что-то выкрикнул, послышался топот ног. Мимо двери Снейпа пробежали несколько человек, а по громкоговорителю раздался холодный, лишенный всяких эмоций голос:
– Доктор Грей, срочно пройдите в палату № 316. Повторяю: доктор Грей, срочно пройдите в палату № 316.
Что-то явно происходило, что-то из ряда вон выходящее, иначе такую суматоху поднимать бы не стали. Профессор заинтересованно приподнялся, усаживаясь на кровати. Он никогда не был излишне любопытным, но лежание на одном месте просто сводило его с ума. Однако все звуки вскоре стихли, и больница снова погрузилась в привычное сонное состояние.
– Черт знает что... – недовольно пробурчал Снейп и схватил со стола книгу.
Пролистав несколько страниц, он замер, устремив взор на строчки. Но мозг категорически не желал воспринимать информацию, сознание было далеко за пределами палаты, там, в коридоре, настойчиво выискивая причину поднявшегося шума. В больнице было тысяча человек, часть из которых после войны находились в крайне тяжелом состоянии. Однако странный укол в самое сердце заставил Северуса испытать беспокойство. Интуиция настойчиво подсказывала ему, что происходящее каким-то образом связано с ним самим.
Дверь в палату открылась, и зельевар быстро взглянул на вошедшую девушку в лимонного цвета халате. На подносе она несла стакан с разведенным в воде зельем и тарелку с отвратительного вида кашей.
– Сэр, время ужина, – возвестила девушка и равнодушно улыбнулась мужчине.
– Благодарю, я не голоден, – грубо ответил Снейп, продолжая внимательно наблюдать за ней.
– Доктор Грей предвидел ваш ответ и просил передать, что если вы не станете есть сами, он свяжет вас и будет кормить с ложечки, – спокойно сказала она и, поставив поднос на столик, протянула ему стакан. – Ваше зелье.
Северус скрипнул зубами, но повиновался. Закрыв книгу, он взял стакан и залпом осушил его. Скривившись, поинтересовался:
– С каких это пор мне вместо болеутоляющего дают кровоостанавливающее? – хрипло поинтересовался он, чувствуя, как горло начало жечь.
Девушка удивленно вскинула брови, забрала стакан и осмотрела его с таким видом, будто всерьез ожидала увидеть на нем этикетку с названием лекарства. Поджав губы, она коротко ответила:
– Это распоряжение доктора Грея, – и всучила мужчине в руки тарелку.
– Распоряжение доктора Грея... – вполголоса передразнил ее Снейп и, понюхав кашу, скривился. – Травить больных – тоже распоряжение доктора Грея?
Очевидно, девушка посчитала ниже своего достоинства отвечать на его сарказм. Развернувшись, она молча пошла к двери. Насупившись, профессор окликнул ее, стараясь, чтобы голос звучал мягче:
– Что-нибудь случилось? Я слышал, как в коридоре кто-то бегал.
Девушка оглянулась. По бледному личику было видно, что ей очень хочется обсудить с кем-то произошедшее, но она лишь качнула головой и вежливо ответила:
– Ничего серьезного, сэр. Отдыхайте.
Дверь за ней закрылась, и Снейп, зарычав, отставил тарелку. Быть в неведении он тоже ненавидел...

***


Стакан в руке мадам Помфри ходил ходуном, отчего вода расплескивалась во все стороны. Макгонагалл, сидевшая рядом в полуобморочном состоянии, слабо обмахивалась газетой. Проходившая мимо девушка в халате покосилась на женщин, сочувственно улыбнулась и скрылась за дверью палаты. Обе волшебницы проводили ее взглядом, затем замерли, прислушиваясь.
Вот уже три часа они сидели тут и умирали от неведения. Целители носились туда-сюда, но дверь в палату, где лежала гриффиндорка, скрывала все, что происходило внутри. Ни та, ни другая не беспокоились о себе, хотя обе отлично знали о последствиях своего поступка. В голове женщин крутился только один вопрос: что с Гермионой?
– Боже, Боже, ну что же они так долго... – прошептала Макгонагалл и прикрыла глаза ладонью.
– Это я во всем виновата, – горько сказала Помфри и всхлипнула.
– Не говори глупостей! Мы виноваты обе! – резко прервала ее Минерва.
– Нет-нет, ты ничего не понимаешь... Ведь я целитель! – зло зашипела Поппи. – Я знала, чем все может обернуться! Я видела подобные случаи! Мы вообще не имели права это делать! Здесь нужен профессионал, который смог бы ее вытащить в случае неудачи! Мы подвергли ее опасности! А девочка... бедная Гермиона... она доверяла нам! А мы... мы...
Голос целительницы сорвался, и она, закрыв лицо руками, отчаянно разрыдалась. Макгонагалл некоторое время молчала, пытаясь сдержаться, но в конце концов присоединилась к Помфри, уткнувшись лбом в судорожно вздрагивающее плечо.
Они не слышали, как дверь палаты открылась, не видели, как оттуда вышел бледный Улиус Грей. Только когда над их склоненными головами раздался его уставший голос, обе женщины вздрогнули и подняли на доктора залитые слезами лица.
– Что... – одними губами спросила Помфри и цепко ухватилась за халат целителя.
– Ничего хорошего, – тихо ответил он и покачал головой. Макгонагалл подвинулась, и Грей тяжело опустился на скамью между волшебницами. – Состояние критическое. Она перестала биться в конвульсиях, перемещение обратно в настоящее, кажется, произошло, но мисс Грейнджер находится без сознания, – его блуждающий взгляд вдруг стал осмысленным. Мужчина повернул голову к Помфри и пристально посмотрел ей в глаза.
Женщина вскрикнула и прижала руки ко рту.
– Вы хотите сказать... кома? – в ужасе прошептала она.
– Совершенно верно, – кивнул Грей и, снова вздохнув, поднялся. – Понятия не имею, почему вы действовали за моей спиной. Скажи вы мне все сразу, я бы смог помочь. И бедная девочка сейчас не лежала бы без движения на койке, а с упоением рассказывала бы о своих приключениях...
Макгонагалл, до которой, кажется, только что дошло, о чем говорили целители, снова разрыдалась.
– И... долго она пробудет в таком состоянии? – тихо поинтересовалась Помфри.
– Не могу сказать, – развел руками Грей. – Она ненадолго задержалась в прошлом, но была совершенно не подготовлена к перемещению во времени. К тому же ритуал проводили дилетанты, – он хмуро глянул на Макгонагалл, вызвав у той новый приступ рыданий. – Так что нам остается только ждать.
– Ждать... – невесело усмехнулась Помфри и отвернулась. – Мы не можем ждать, доктор. Северус Снейп...
– Знаю, – прервал ее целитель. – Знаю.
Не добавив больше ни слова, Улиус двинулся по коридору в сторону своего кабинета. Он сделал все, что было в его силах, три часа он боролся за жизнь девочки. Теперь остается только ждать.
– Минерва, – бесцветным голосом позвала мадам Помфри и сжала тонкие пальцы женщины. – Северус нас убьет, да?
– Убьет, – судорожно вздохнув, ответила Макгонагалл.

***


– ЧТО?!
Северус резко дернулся вперед и тут же зашипел от боли, пронзившей шею. Прижав руку к повязке, он сверкнул глазами в немой злобе. Макгонагалл и Помфри стояли у двери и, переминаясь с ноги на ногу, не смели взглянуть на зельевара, словно были провинившимися школьницами.
– Вы что, решили свести меня в могилу раньше назначенного срока?! – зашипел профессор, распаляясь все больше и больше.
Всего пару минут назад, когда бывшие коллеги тихонько протиснулись в его палату и встали у двери, храня нагнетающее молчание, Снейп и представить себе не мог, что им удастся всего одной фразой вывести его из себя. Нет, вы только посмотрите на них! Главные силы Света решили поиграться с невинной жизнью! Он знал, знал, что весь этот план полетит к чертовой бабушке! И Грейнджер круглая идиотка, если доверилась этим... этим...
Профессор сцепил зубы. Слов решительно не находилось. Он переводил горящий ненавистью взгляд с одной женщины на другую и от всего сердца желал, чтобы они провалились сквозь землю. Прямиком в ад! Чтобы черти отплясывали свои дикие танцы вокруг сковороды, на которой эти две... два... двое... на которой эти ведьмы будут жариться живьем!
А ведь он им говорил! Говорил, что ничего хорошего из всего этого не выйдет! Они, конечно же, его не послушали! Сами все решили, откопали где-то запрещенный древний черномагический ритуал, заключили сделку с дьяволом и, не прочитав как следует условий договора, поставили свою подпись! Ах да! Еще привели овцу на заклание. Бедную, дрожащую овечку, которой легко манипулировать, которая готова пойти куда угодно и сделать что угодно. Старые, мерзкие...!
– Вы с ума сошли? – стоило ему снова обрести дар речи, как на женщин полилась очередная порция яда. – Что за безумная идея! Жизнь Грейнджер в обмен на мою! Да я лично прослежу, чтобы вся эта история дошла до министра магии! Сдохну, но с наслаждением почитаю о том, как две старые маразматички загремели в Азкабан!
– Северус! – слабо пискнула Макгонагалл, за что тут же и поплатилась.
– Вот она! Посмотрите-ка! Героиня войны! Достойная последовательница Дамблдора! Этому интригану нравилось играть чужими жизнями! Нравилось действовать методом проб и ошибок, нисколько не жалея превращавшихся в крошево пешек! Я мог ожидать этого от кого угодно! Но ты, Минерва! Ты! Послать любимую ученицу на верную гибель!
Дверь в палату открылась, и в проеме показалось недовольное лицо Улиуса Грея.
– Северус, если вы будете так кричать, мне придется применить Силенцио. Поберегите связки!
– Катись к черту со своими связками! – грубо выкрикнул Снейп и тут же скривился от боли.
– Вот-вот. Состояние вашего здоровья итак ухудшается, раны перестали затягиваться и начали нарывать. А вы своими воплями только усугубляете ситуацию, – доктор бросил вопросительный взгляд на Минерву, но та лишь покачала головой. Вздохнув, целитель закрыл дверь.
– Северус, мы пришли к тебе сами, чтобы обо всем рассказать и попросить помощи, – стараясь оставаться спокойной, пробормотала Помфри.
– Ага! Помощи! – ощерился Снейп. – Сейчас я вам помогу! Вызовите министра! Я дам ему показания! Вам две дороги – либо в тюрьму, либо в психушку! Вы опасны для общества!
Зельевар увидел, как женщины обиженно поджали губы и переглянулись. Впрочем, спорить они не стали, очевидно, понимали, что обвинения подобного рода небезосновательны. Понемногу пыл начал ослабевать (этому поспособствовала и резкая боль в горле), и Северус, наконец, откинулся на спину и молча воззрился на коллег. Затем недовольно пробормотал:
– Ну, давайте, рассказывайте уже, что там произошло...
Два раза повторять не пришлось: получив зеленый свет, женщины наперебой принялись во всех подробностях описывать события сегодняшнего дня. По делу говорили крайне мало, зато свои эмоции, чувства и переживания расписали во всей красе. Снейп хмурился, кривился, время от времени закатывал глаза, но не перебивал. Когда же волшебницы замолчали, он одарил их тяжелым взглядом и процедил:
– Надеюсь, это послужит вам хорошим уроком. Мисс Грейнджер выпутается, в этом я не сомневаюсь. А вы двое, – он поочередно ткнул пальцем в снова потупившихся женщин, – раз и навсегда выкиньте из головы мысль о моем спасении. Хватит. Наигрались. Ясно?
Они молчали. И не было в этом молчании ни капли вины, ни капли раскаяния. Одно упрямство.
– Ясно?! – рявкнул Снейп так, что Макгонагалл и Помфри подпрыгнули на месте.
– Ясно-ясно... успокойся только... – недовольно проворчала Поппи.
Дернув Минерву за рукав, она попятилась к двери и вскоре скрылась за ней. Макгонагалл, вздохнув, тоже вышла из палаты.
– Черте что... – прохрипел зельевар и откашлялся.


Анкета | Отношения
Возраст - 36 лет. Деятельность - Преподаватель Зельеварения. Декан факультета Слизерин.
Внешность: Высокий, худощавый мужчина с прямой осанкой. Черные волосы до плеч, бледная кожа, пронзительный взгляд агатовых глаз. Левая бровь иронично изогнута. Тонкие губы способны лишь на презрительную усмешку.
Внешний вид: Как всегда одет во все черное: сюртук, брюки, ботинки, мантия.
Мысли/настроение: "Чёрте что и сбоку бантик..."

 
Северус_СнейпДата: Среда, 12.10.2011, 22:37 | Сообщение # 12
Группа: Администраторы
Сообщений: 1933
Статус: Offline
ГЛАВА V


Сразу же на следующее утро после неудачного эксперимента парочки Помфри-Макгонагалл к Снейпу заскочил Мальчик-Который-Достанет-И-После-Смерти. Северус как раз с недовольным видом полоскал горло под бдительным присмотром девушки в халате, когда дверь открылась, и в проеме показалась вечно взлохмаченная шевелюра Поттера.
– Сэр, можно к вам? – вежливо поинтересовался гриффиндорец и замер на пороге, переминаясь с ноги на ногу.
Снейп сплюнул зелье в подставленный таз и холодно спросил:
– Если я скажу «нет», вы оставите меня в покое?
Гарри неопределенно хмыкнул и, решив, видимо, что это было разрешением, прошел в палату и, подойдя к окну, нагло взобрался на подоконник. Девушка поджала губы, но промолчала: все-таки герой войны и все такое прочее...
Гарри хранил молчание, с интересом разглядывая пейзаж за окном. И только когда медсестра, забрав таз, вышла из палаты, повернулся к бывшему преподавателю. Пристальный взгляд Снейпа резанул своей холодностью, и парень неловко поежился. Он впервые виделся с зельеваром после того, как посмотрел его воспоминания.
– Итак, мистер Поттер. Что привело вас ко мне? – тихим голосом поинтересовался Северус. – Советую поторопиться, минут через пятнадцать мои голосовые связки перестанут функционировать из-за этого чертова зелья.
Гарри поджал губы, но взгляд профессора выдержал. Кивнув, он заговорил:
– Мне только сегодня утром сообщили о том, что случилось с Гермионой. И я сразу примчался.
– Так вот почему вся больница с утра на ушах стоит, – хмыкнул Снейп. – Небось, притащили с собой целителей и зельеваров со всего мира? – и, отведя, наконец, взгляд, удобнее устроился на подушках. Впрочем, вспыхнувший румянец на бледных щеках Поттера он заметить успел.
На пару минут в палате повисло молчание. Гарри считал своим долгом прийти к зельевару, но вот подготовиться к этой встрече должным образом не успел. К тому же, ему не давали покоя воспоминания Снейпа, но спрашивать его о таких личных вещах он был просто не в состоянии. Гриффиндорец был рад узнать то, что узнал, и одновременно с этим тяготился полученными знаниями.
Северус же все это время молил богов, чтобы Поттеру не пришло в голову ворошить прошлое. Ибо знай он, что не умрет, ни за что никому бы своих воспоминаний не показал. А еще ему было безумно интересно, что же там с Грейнджер.
– Ну так, – нарушил он тишину палаты, – как дела у вашей подруги?
– О, ничего нового, – Гарри ухватился за эту тему, как за спасительную соломинку. – Доктор Грей говорит, что нужно ждать. Ибо они уже сделали все, что могли, – он тяжело вздохнул, заломил в отчаянии руки, а затем его словно прорвало: заговорил быстро-быстро, проглатывая половину слов. – Сэр, я совершенно не понимаю, что происходит. Я пробовал поговорить с Гермионой, но это все равно что об стену горох. Она и слушать ничего не захотела. Сэр, я, конечно, прошу прощения, но не могли бы вы прояснить ситуацию? Что-то же должно было толкнуть ее на это. Может быть... – он запнулся и покраснел. – Я хочу сказать, может быть, вы... и она... – парень резко выдохнул и, сцепив зубы, наконец, закончил: – Между вами что-то есть, да?
Снейп ожидал услышать все, что угодно, но сказанное бывшим студентом настолько ошеломило его, что мужчина на время потерял дар речи. На его всегда бледных скулах проступил болезненный румянец, а глаза злобно сверкнули.
– Вы издеваетесь, да, Поттер? – прошипел он. Если бы взглядом можно было убить, парень уже валялся бы на полу в предсмертных судорогах. – За кого вы меня принимаете? Мисс Грейнджер – моя студентка! Она еще ребенок! Как вам такое в голову пришло вообще?!
Уши Гарри пылали, а взгляд словно приклеился к полу. Он уже был не рад, что начал этот разговор. Но причины, побудившие Гермиону рискнуть жизнью ради мастера зелий, по-прежнему оставались для него загадкой.
– В любви не возраст главное, – упрямо проговорил парень.
– В любви? – профессор закатил глаза. – Мерлин, Поттер, если вы пришли нести подобную чушь, то лучше сразу уходите. Уж не знаю, какие цели преследует ваша подруга, но я был с самого начала против всей этой авантюры.
– Против?! – Гарри поднял голову и удивленно уставился на мужчину.
– Против, – подтвердил, кивнув, Снейп. – Я дал вам свои очень личные воспоминания не для того, чтобы всю жизнь потом ходить в ореоле святости. Я, знаете ли, планировал умереть.
Поттер нахмурился. Сказанное профессором ему не нравилось, но развивать тему о воспоминаниях парень не хотел. Поэтому тут же вильнул в сторону и спросил в лоб:
– Так вы не любите Гермиону?
Северус фыркнул.
– Люблю ли я ее? Мерлин упаси, нет! И, кстати, не собираюсь.
– Как? – Гарри совсем запутался. – А магический брак и все такое? Она же собирается влюбить вас в себя.
– Да что вы говорите? – сладким голосом поинтересовался мужчина. – И она всерьез думает, что у нее получится? Сказать по правде, за те шесть лет, что мисс Грейнджер была моей студенткой, она не показалась мне роковой красоткой или, на худой конец, коварной обольстительницей. Ее никогда ничего не интересовало, кроме книг. Я даже сомневаюсь, что у нее был хоть один парень.
– Был, – буркнул в ответ Поттер, обидевшись за Гермиону. Про «и не один» он добавлять не стал. Все-таки девушка никогда не рассказывала ему, до чего дошли ее отношения с Виктором Крамом, Кормаком Маклаггеном и даже Роном.
– Что ж, в любом случае она – неопытная девчонка, а я – взрослый мужчина, – холодно отрезал Снейп. – Как только мисс Грейнджер придет в себя, передайте ей, что шансов соблазнить меня у нее нет. Пусть выкинет из головы всю эту чушь и откажется от этой дурацкой затеи пока не поздно.
Снейп потянулся к тумбочке и взял стакан с водой. Гарри понял, что разговор окончен и спрыгнул с подоконника.
– Что ж, до свидания, сэр, – сказал парень и вышел из палаты.
– Прощайте, Поттер, – равнодушно ответил Снейп.

***


Прошло три дня. Кроме медсестры и доктора Грея к Снейпу никто не приходил. На все вопросы о Гермионе главный целитель Св. Мунго отвечал одно и тоже: «Без изменений». По усталости, отпечатанной на красивом лице Улиуса, было видно, что он делает все возможное и невозможное, и что отсутствие результатов его крайне угнетает.
Макгонагалл и Помфри профессор больше не видел, однако, по словам Грея, обе вели неустанное дежурство возле палаты мисс Грейнджер. На вопрос о том, собирается ли целитель сообщать в министерство магии об этом вопиющем случае проведения черномагического ритуала в больнице средь бела дня, Грей решительно поджимал губы и отрицательно качал головой. Нет, не собирается. И мало того, намерен провести самостоятельное расследование всего случившегося. Что? Отказаться от мысли спасти Снейпа? Ни в коем случае.
Профессору оставалось только трагически закатывать глаза и мысленно проклинать всех и каждого. Впрочем, он бы сыпал проклятиями вслух, да вот после экспериментального зелья для полоскания горла связки его отказали совсем, лишив мужчину возможности говорить. Кстати, многие этому только порадовались...
И вот вечером третьего дня Снейп лежал в своей палате и листал новый справочник по зельеварению. Отвратительная на вид каша, которой в этом заведении кормили и без того больных людей, стояла рядом на тумбочке и источала тошнотворные запахи. Злой от голода и невозможности высказаться профессор периодически косился на дверь, ожидая появления доктора, но Грей все не шел. В сотый раз задавая себе вопрос, куда на этот раз утащили черти главного целителя больницы Св. Мунго, Северус вдруг услышал холодный голос, к которому уже успел привыкнуть:
– Доктор Грей, срочно пройдите в палату № 316. Повторяю: доктор Грей, срочно пройдите в палату № 316.
Зельевар мигом забыл о справочнике и резко сел. Затаив дыхание, он слушал, что происходит в коридоре, но там было тихо. Когда же дверь вдруг со всей силы отлетела в сторону и на пороге появилась осунувшаяся Макгонагалл, профессор даже подпрыгнул на кровати от неожиданности.
– Северус! – воскликнула женщина и разрыдалась.
Мастер зелий ответил ей тяжелым взглядом.
– Свершилось! Она пришла в себя! Мерлин, счастье-то какое! – волшебница кинулась прочь, оставив дверь открытой.
«Счастье, ну да, – раздраженно подумал Снейп. – Можно подумать, это не вы с Помфри чуть не загнали ее в могилу...»
Любопытство взяло вверх, и профессор, позабыв о запрете вставать, поднялся с кровати и подошел к двери. Держась рукой за косяк, он выглянул в коридор и увидел в самом конце три знакомые фигуры. Рональд Уизли активно жестикулировал, доказывая что-то Поттеру, а стоящая рядом Помфри пыталась их успокоить. С такого расстояния Снейп не мог различить ни слова, однако когда дверь, ведущая на лестницу, резко распахнулась, и в коридор ворвался доктор Грей, мужчина явно услышал:
– Мистер Поттер, при всем моем уважении... но это больница, а не цирковая арена! Тише, будьте добры!
И Рон, и Гарри вспыхнули до корней волос и синхронно опустили глаза. Грей же, не останавливаясь, прошел в палату. К Помфри подошла Макгонагалл, и обе волшебницы скрылись за дверью.
«Действительно цирк», – подумал Снейп, закрыл дверь и, осторожно ступая, вернулся на свое место. Забравшись под одеяло, мужчина принялся ждать. Он знал, что в конце концов кто-нибудь придет и все ему расскажет...

***


Гермиона пришла в себя так неожиданно, что у пожилой сиделки, находившейся в это время в палате, прихватило сердце, и ей понадобилась экстренная помощь. Когда позже женщина вновь обрела способность говорить, она рассказала, как сидела у кровати больной и читала свежий номер «Пророка», и вдруг находившаяся до этого без сознания девушка резко села и закричала. Помфри и Макгонагалл приняли эстафету и в свою очередь объяснили, что сидели в коридоре, когда услышали душераздирающий крик, и тут же ворвались в палату. По их словам, Гермиона выглядела совершенно безумно. Она кричала, пока хватало сил, а потом разрыдалась и позволила уложить себя на кровать. Ей тут же было дано успокоительное. Так что к приходу доктора Грея девушка вполне пришла в себя и лишь изредка всхлипывала.
– Мисс Грейнджер, как вы себя чувствуете? – улыбнувшись, спросил Улиус, присаживаясь на край кровати.
Гриффиндорка некоторое время молчала, а потом прошептала:
– Я правда здесь? Я... вернулась, да?
Улыбка целителя стала теплее. Он взял девушку за руку и кивнул.
– Да, Гермиона, не без нашей помощи вы совершили обратный переход во времени. Но, к сожалению, это путешествие настолько истощило вас, что вы целых три дня провели в коме.
Гриффиндорка слабо застонала и закрыла глаза. Затем тихо проговорила:
– Мне кажется, что-то пошло не так. Какая-то ошибка. Я должна была... перенестись в другое тело... но там, в прошлом я встретила саму себя... ту, другую Гермиону Грейнджер, – она снова всхлипнула и вытерла выступившие на глазах слезы.
Доктор Грей обернулся и хмуро глянул на жавшихся у двери Помфри и Макгонагалл. Затем снова обратил все свое внимание на пациентку и мягко заговорил:
– Гермиона, не волнуйтесь, все уже позади. Наверное, действительно произошла какая-то ошибка. В любом случае, большая удача, что все закончилось хорошо. Сейчас вы хорошенько отдохнете, а потом расскажите мне о своем маленьком приключении более подробно. Договорились? – гриффиндорка кивнула, и доктор продолжил: – Мне придется сделать несколько анализов, чтобы оценить ваше состояние. А через несколько дней вы, я думаю, сможете отправиться домой.
– Домой? Как? – девушка широко распахнула глаза и удивленно уставилась на доктора. – Послушайте, я не могу никуда уйти. Я итак провалялась тут без дела целых три дня! Время профессора Снейпа истекает! – она зашевелилась, порываясь встать.
– Стоп-стоп-стоп, – Грей нетерпеливым движением руки остановил ее. – Гермиона, забудьте о Северусе. Сейчас вам нужно думать о своем здоровье.
Она замерла на месте, недоверчиво глядя на него, а потом нервно хихикнула.
– Вы шутите, да? Смешно, – девушка снова попыталась подняться, но Грей настойчиво надавил ей на плечи, возвращая в исходное положение. Гриффиндорка нахмурилась. – Да в чем дело? Пустите меня.
– Вам нужно лежать, Гермиона, – спокойно проговорил Улиус и кинул умоляющий взгляд через плечо.
Минерва тут же пришла ему на помощь:
– Доктор прав, дорогая, мы не можем рисковать тобой еще раз.
– К тому же Северус пригрозил, что если вы не откажетесь от этой идеи, то он засадит всех троих в Азкабан. И меня заодно, – буркнул Грей, поднимаясь. – Так что лежите и не двигайтесь с места. Иначе мне придется применить меры, – он красноречиво поднял брови, а затем вышел.
– Профессор, это же нечестно! – выкрикнула Гермиона, когда дверь за целителем закрылась. – Со мной все хорошо. Ну, перепугалась немного, конечно. Но разве гриффиндорцы отступают перед страхом?
– Тише-тише, милочка, – засуетилась мадам Помфри, подходя ближе.
– Но он прав, Гермиона, – вздохнула Макгонагалл и покачала головой. – Мы совершили большую ошибку, решив отправить тебя в прошлое.
– Ничего подобного! Все шло хорошо! Я просто не смогла вспомнить заклинание! Вот и все! Вы же сами говорили, что иного выхода нет! Это единственный шанс спасти профессора! Почему вы отговариваете меня? – Грейнджер закрыла лицо ладонями и разрыдалась.
Макгонагалл и Помфри переглянулись.
– Гермиона... – Минерва не могла подобрать слов. Она не знала, как объяснить бедной девочке, что они, по сути, совершили преступление: не имея разрешения и необходимого опыта, они провели черномагический ритуал, который мог закончиться куда более трагично. Покачав головой, волшебница прошептала: – Прости...
Женщины тихо вышли из палаты, оставив гриффиндорку наедине со своими мыслями.

***


– Тук-тук, – на следующее утро дверь в палату Гермионы открылась, и девушка увидела улыбающегося Гарри. – Можно?
– Заходи, – кивнула гриффиндорка. – Ты-то мне и нужен. Больше никто в этой чертовой больнице не собирается мне помогать.
– Помогать? – Поттер нахмурился и, взяв стул, поставил его ближе к кровати. Затем сел. – В чем это?
– В чем, в чем... – передразнила его Грейнджер. – Во всем. Я собираюсь спасти профессора Снейпа.
– О Мерлин... – Гарри закатил глаза. – Только не начинай...
Гриффиндорка раздраженно посмотрела на друга.
– Значит, ты тоже решил меня кинуть, я правильно поняла? – сквозь зубы процедила она и сложила руки на груди. – Что ж, хорош друг, нечего сказать. Чего пришел?
Парень тяжело вздохнул, затем встал со стула и пересел на кровать. Ему вовсе не хотелось ссориться с Гермионой, но после разговора со Снейпом и доктором Греем Гарри понял, что вся эта затея – провальная, и нужно поскорей убедить в этом подругу.
– Герм, – начал он, тщательно подбирая слова. – Мы с тобой уже столько лет знакомы, через столько испытаний вместе прошли. Ты и Рон... вы всегда были рядом, всегда поддерживали меня. Только на вас я и мог положиться, только вам мог доверить свои секреты.
Грейнджер нахмурилась, но продолжала смотреть парню прямо в глаза.
– Не будь у меня вас, – продолжал Поттер, – я вряд ли смог бы выстоять против Волдеморта. Вы помогли мне. Теперь настала моя очередь помогать. Герм, – он перевел дыхание. Взгляд девушки был таким проницательным, будто она видела его насквозь. – Герм, я думаю, что тебе нужно отказаться от мысли спасти Снейпа.
– Я так и знала! Господи, Гарри! – на глазах Грейнджер выступили слезы злости и отчаяния. – Ладно они! Но ты! Ты-то почему настроен против него?
– Гермиона, перестань нести чушь! – разозлился парень. – Ты прекрасно знаешь, что я уважаю профессора! Он – один из самых смелых людей, которых я когда-либо в своей жизни встречал! Но эта партия была проиграна еще до начала игры!
Гарри насупился и замолчал. Он так тщательно готовил свою речь перед тем, как идти сюда, но из-за его несдержанности все полетело коту под хвост. Не нужно было ему об этом говорить, не нужно было...
– О чем это ты? – огрызнулась девушка.
Поттер продолжал молчать, глядя поверх плеча девушки. Уши его горели.
– Гарри... – с нажимом произнесла Гермиона, и парень не выдержал:
– А о том! Я говорил со Снейпом! И он настойчиво просил передать, чтобы ты выкинула из головы эти глупости! Он...
Гарри снова замолчал, думая, стоит ли передавать подруге слова профессора. Снейп обладал удивительной способностью всего одной фразой с головой окунать человека в грязную лужу. И Поттер был уверен, как именно отреагирует гриффиндорка на слова зельевара. Но с другой стороны, правда может отрезвить ее, а уязвленная гордость заставит девушку отказаться от затеи. Поэтому набрав в легкие побольше воздуха и посмотрев Гермионе в глаза, Гарри твердо закончил:
– Он не считает тебя привлекательной и абсолютно уверен, что ты не сможешь влюбить его в себя.
В палате повисло молчание. Гермиона сверлила друга взглядом, щеки ее пылали. А Поттер готов был провалиться на месте.
– Ну... Наверное, мне не стоило вот так вот в лоб говорить это... – пробормотал он, отводя взгляд. – Раз ты готова идти ради него на такие жертвы... Значит... Наверное, ты его любишь... – и бросил на подругу внимательный взгляд.
– Что?! – разом взорвалась Грейнджер и сжала кулаки. – Я его не люблю! Более того, он мне отвратителен! Ясно? – она отвернулась. Ее глаза зло сверкнули. Казалось, она уже забыла о присутствии Гарри. – Значит, так, да, профессор? Совершенно уверены, что у меня ничего не выйдет? Что ж... Пусть будет по-вашему. Я принимаю вызов...
Поттер схватился за голову. Кажется, он сделал только хуже.
– Мерлин, какой еще вызов?! Ты понимаешь, что он НЕ ХОЧЕТ влюбляться в тебя! Не хочет, Герм! Посмотри на меня! – парень схватил гриффиндорку за плечи и хорошенько тряхнул. – Ты не думаешь, что это жестоко? Мало того, что ты не даешь ему умереть, так еще и себя навязываешь! Иногда нужно уметь признавать поражение! Просто отпусти его, ладно? Он ведь именно этого хочет.
Гермиона обиженно поджала губы. В глазах ее стояли слезы. Оттолкнув от себя Гарри, она откинула в сторону одеяло и встала. Ни слова не говоря, Гермиона решительно двинулась к двери.

***


Вечером в палату к Снейпу без стука ворвался взлохмаченный Гарри Поттер. Ни говоря ни слова, он закрыл дверь, прижался к ней спиной и в ужасе уставился на профессора. Левая бровь зельевара, до этого момента полностью погруженного в чтение, медленно поползла вверх, а взгляд темных глаз не предвещал ничего хорошего. Впрочем, Мальчик-Который-Вечно-Все-Портит уже смирился с тем, что придется в очередной раз выдержать на собственной шкуре силу гнева профессора.
Молчание длилось целых две минуты, пока Северус, наконец, не прохрипел чужим голосом:
– Ну?
Парень тут же схватился за голову и простонал:
– Сэр, я идиот!
Снейп с невозмутимым видом кивнул:
– Знаю, Поттер. Я семь лет об этом твердил.
Гарри неожиданно спокойно проглотил колкость и, чуть не плача, продолжил:
– Сэр, вы меня убьете!
– Пожалуй, сейчас самое время, – так же спокойно ответил зельевар. Впрочем, на лице его отразилось нетерпение. Он уже понял, что случилось непоправимое.
И снова парень проигнорировал слова своего бывшего учителя. Вместо этого он выхватил из заднего кармана джинсов смятый лист бумаги и, приблизившись к кровати, дрожащей рукой протянул его Снейпу. Профессор пару секунд не двигался, пытаясь по выражению лица гриффиндорца понять, что же произошло, а потом забрал листок. Гарри тут же нервно отошел назад. Не выдержав, он пискнул:
– Она написала министру и официально попросила разрешение на проведение ритуала... И получила его...
Поттер видел, как побледнел мужчина, как губы его сжались в тонкую полоску. Глаза зельевара быстро забегали по строчкам. Дочитав, Снейп вскинул голову и с ненавистью уставился на парня.
– Поттер! – яростно прошипел он. – Вам же было дано задание отговорить вашу подругу от мысли спасти меня! Какого черта вы ей наговорили?!
– Только то, что вы сами сказали! – с некоторой долей паники в голосе ответил Гарри. – Чтобы она отказалась от своей затеи. Что ей ничего не светит. Что вы ее никогда не полюбите.
– Вот как? – Снейп неожиданно успокоился. Прищурившись, он испытующе смотрел на парня. Затем откинул в сторону официальное письмо министра магии и скривил губы в усмешке. – Что ж, я уязвил ее гордость? Забавно. Я бы даже принял правила этой игры... если бы собирался играть, – Северус кинул на Поттера прожигающий насквозь взгляд и, кажется, снова вышел из себя. – Нет, ну ладно девчонка! Кажется, она еще не совсем отошла после потрясения. Но Бруствер! Он что, совсем рехнулся?! Идти у нее на поводу! Разрешать черномагические ритуалы! Вмешиваться в мою судьбу! И без моего на то согласия?!
Гарри поджал губы, потупился и тихо проговорил:
– Кажется, она написала ему, что вы не против...
У Снейпа даже дыхание перехватило от такой наглости. Он некоторое время не двигался, а затем резко отбросил одеяло в сторону и, соскочив с кровати, ринулся к выходу.
– Сэр, она ни причем! Убейте лучше меня! – закричал ему вслед Гарри и пулей вылетел следом за профессором.

***


Снейп несся по коридору с такой скоростью, что целители и медсестры, попадавшиеся ему на пути, в ужасе жались к стенам и провожали пациента укоризненными взглядами. Гарри, бежавший следом, вполголоса извинялся перед зазевавшимися, которых профессор в ярости отталкивал в сторону.
Палата № 316 находилась в другом конце коридора. Добравшись до нее, зельевар схватился за ручку и плечом толкнул дверь, влетая внутрь. Но палата оказалась пуста, а постель аккуратно заправлена. Зарычав, Снейп развернулся и нос к носу столкнулся с подоспевшим Поттером.
– Где она? – угрожающе зарычал профессор, наступая на бывшего студента.
Бедный Гарри съежился и пробормотал:
– Откуда мне знать?
Снейп так сильно сжал зубы, что на виске проступила вена. Лицо профессора было страшным. Казалось, что он вот-вот выйдет из себя и придушит парня. Гриффиндорец дрожал, словно у него была лихорадка. Еще никогда в своей жизни он не боялся зельевара так, как сейчас.
– Что тут происходит? – раздался громкий голос доктора Грея, и целитель появился в поле зрения зельевара. – Мистер Снейп? Мистер Поттер? – вопросил он, строго глядя на нарушителей спокойствия.
– Где Грейнджер? – процедил сквозь зубы профессор, с неприкрытой ненавистью уставившись на Улиуса.
– Мисс Грейнджер на процедурах. Потом она будет проходить тщательное обследование. А в чем дело?
Снейп скрипнул зубами.
– Ни в чем. Хотел поинтересоваться, как ее самочувствие... – мужчина развернулся и, грубо толкнув доктора плечом, пошел по коридору к своей палате.
Грей, потирая ушибленное место, озадаченно смотрел ему вслед. Затем перевел взгляд на Гарри.
– Ничего не понимаю. Что-то случилось?
– Угу, – мрачно ответил Поттер. – Он узнал, что министерство разрешило Гермионе проводить этот ритуал.
– Вот как... – протянул целитель и тяжело вздохнул. – Уж не знаю, как мисс Грейнджер это удалось... да и, признаться, не понимаю, зачем ей это нужно...
– И я, – кивнул парень. – Иногда мне кажется, что она просто упрямится...


Анкета | Отношения
Возраст - 36 лет. Деятельность - Преподаватель Зельеварения. Декан факультета Слизерин.
Внешность: Высокий, худощавый мужчина с прямой осанкой. Черные волосы до плеч, бледная кожа, пронзительный взгляд агатовых глаз. Левая бровь иронично изогнута. Тонкие губы способны лишь на презрительную усмешку.
Внешний вид: Как всегда одет во все черное: сюртук, брюки, ботинки, мантия.
Мысли/настроение: "Чёрте что и сбоку бантик..."

 
Луна_ЛавгудДата: Понедельник, 17.10.2011, 15:30 | Сообщение # 13
Группа: Когтевран
Сообщений: 46
Статус: Offline
Северус_Снейп, да, да и еще раз да!!!! wub crazy Жду с нетерпением продолжения... (кака я нетерпелива crazy )
Дашуничка не томи.... :p


Анкета | Отношения
Возраст - 15 лет. Деятельность - студентка, Когтевран, 5 курс.
Внешность: Не высокая хрупкая девушка с пепельно-белыми волосами и большими затуманенными серебристо-серыми глазами.
Внешний вид: форма
Мысли/настроение: Заинтересованность..
 
Северус_СнейпДата: Понедельник, 17.10.2011, 20:51 | Сообщение # 14
Группа: Администраторы
Сообщений: 1933
Статус: Offline
Луна_Лавгуд, чур, на ТТП тоже отзыв оставлять!!! :p

Анкета | Отношения
Возраст - 36 лет. Деятельность - Преподаватель Зельеварения. Декан факультета Слизерин.
Внешность: Высокий, худощавый мужчина с прямой осанкой. Черные волосы до плеч, бледная кожа, пронзительный взгляд агатовых глаз. Левая бровь иронично изогнута. Тонкие губы способны лишь на презрительную усмешку.
Внешний вид: Как всегда одет во все черное: сюртук, брюки, ботинки, мантия.
Мысли/настроение: "Чёрте что и сбоку бантик..."

 
Северус_СнейпДата: Понедельник, 17.10.2011, 20:51 | Сообщение # 15
Группа: Администраторы
Сообщений: 1933
Статус: Offline
ГЛАВА VI


Еще целый день ушел на то, чтобы убедиться, что с Гермионой все в порядке, и она может предпринять очередную попытку отправиться в прошлое. Пока доктор Грей проводил обследование, министр магии Кингсли Бруствер в срочном порядке искал специалистов по черной магии, способных качественно, а главное безопасно провести ритуал. Снейп все это время рвал и метал, но встретиться с гриффиндоркой до часа X ему так и не удалось. Как и добиться того, чтобы Бруствер почтил его своим присутствием. Создавалось впечатление, что министр намеренно избегает встречи с зельеваром.
С того момента, как Северус очнулся в больнице, прошла неделя, которая показалась профессору чрезвычайно долгой. На утро восьмого дня было официально назначено проведение ритуала. Здание гудело в ожидании, целители и специально присланные министерством авроры делали все возможное, чтобы репортеры не путались под ногами. Все, что должно было произойти в палате № 316, являлось большой тайной. И, как сказал бы Альбус Дамблдор, ничего удивительного, что об этом узнал весь магический мир. Ведь даже у стен министерства магии есть уши... Впрочем, вряд ли кто-то пытался что-то скрыть. Люди открыто обсуждали ситуацию, строили предположения и даже делали ставки. И их ничуть не смущало, что ритуал черномагический, запрещенный и опасный. Ведь министр магии дал официальное разрешение на его проведение. Значит, беспокоиться не о чем.
Знай Снейп, что все магическое сообщество открыто обсуждает его личную жизнь, кому-нибудь сильно бы не поздоровилось. Но профессор ничего не знал. Он проснулся рано утром и, не в силах снова заснуть, начал нервно расхаживать по своей палате. Все происходящее ему совершенно не нравилось. Он уже понял, что Бруствер подыгрывает Грейнджер.
«И как только у этой девчонки хватает совести так нагло вмешиваться в мою жизнь?! Мне суждено было умереть, так зачем же поворачивать время вспять и пытаться вырвать меня из цепких пальцев Смерти? Боги, как же это глупо! Ведь у нее ничего не выйдет!»
Находись зельевар в своем кабинете в Хогвартсе, он бы с удовольствием все там разрушил. Но в палате рушить было нечего, выплеснуть эмоции не на кого, и профессору приходилось до боли сжимать зубы и в бессильной злобе бить кулаком по стене. Помфри, словно назло, заглядывала к нему каждые пять минут и, сообщив о стадии приготовления к ритуалу, тут же исчезала. Это выводило Снейпа из себя. А еще то, что доктор Грей во избежание недоразумений строго-настрого запретил ему покидать палату.
– И какое мне вообще дело до его запретов? – зло прорычал зельевар, в два шага пересек комнату и рывком открыл дверь.
Тут же перед ним появились, преграждая путь, два аврора.
– Извините, сэр, но вам нельзя выходить, – спокойным голосом сообщил один из них.
– Неужели? – огрызнулся профессор, но на рожон не полез и захлопнул дверь. – Отлично, – с сарказмом прокомментировал он. – Почему бы и узником не побыть перед смертью-то?
Северус прошел к кровати, сел и, сложив руки на груди, принялся ждать. Пусть она отправится в прошлое еще раз, пусть сама убедится, что ничего хорошего из этого не выйдет. Чертовы гриффиндорцы! И почему мать-природа лишила их инстинкта самосохранения и здравого смысла? Вот слизеринцы бы в жизни не стали рисковать ради кого-то после того, как чуть было не подохли! Да-да, пусть все они поймут, наконец!

***


– Итак, мисс Грейнджер, вы готовы? – высокий мужчина с совершенно седыми волосами спустил очки на кончик носа и посмотрел поверх них на лежащую на кровати девушку.
Гермиона попыталась глазами поискать хоть одно знакомое лицо, но в палате, битком набитой специалистами по черной магии, увидела только Улиуса Грея. Доктор ободряюще ей улыбнулся, но по серьезному выражению лица было ясно, что мужчина беспокоится.
Гриффиндорка вздохнула. Она прекрасно понимала, что совершает глупость, достойную Гарри и Рона. Раньше она никогда бы не пошла на все это. Но что ей еще остается? Нет на свете людей, которые не хотели бы жить. Профессор Снейп лжет самому себе и всем остальным, это же ясно, как божий день. Он просто упрямится, боясь признаться, что война закончилась, можно вздохнуть спокойно и начать, наконец, жить...
Гермиона поджала губы. Сомнения снова начали ее одолевать. Какое ей-то до всего этого должно быть дело? Пусть упрямится, сколько влезет. Она ему ничего не должна, а уж тем более не обязана рисковать ради него своей жизнью. Ведь даже если вся эта авантюра увенчается успехом, и она его в себя влюбит (что очень сомнительно: будь мисс Грейнджер сто раз гордая и самоуверенная, она не могла не признать, что Снейп прав), то на этом все не закончится! Нужно будет заключать брак, а это на всю жизнь!
Паника начала подниматься в груди девушки, и она едва поборола желание вскочить и убежать. Нет, нельзя, она все решила. Она все равно осталась одна. После войны у всех свои жизни, родители ее не помнят, и она совершенно не знает, что делать. Гермиона, которая прекрасно справлялась со всем в школе и была окружена друзьями, просто растерялась, оказавшись один на один с реальностью. Она была одна. Снейп был один. И никто кроме нее ему помогать не станет. Вот. И пусть он упирается, ей плевать.
Она покосилась на единственного фотографа, которому позволили присутствовать во время ритуала.
«К тому же, вокруг всего этого поднялась такая шумиха, что давать задний ход теперь попросту стыдно...»
– Я готова, – слегка дрожащим голосом сказала она.
Как по команде несколько человек с волшебными палочками в руках сделали шаг вперед, обступая кровать и закрывая собой всех остальных. Девушка занервничала. Сердце быстро стучало в груди, словно хотело убежать. Перед глазами все расплывалось. Кто-то подал ей флакон, и Гермиона на автомате выпила зелье. Над ухом раздался голос:
– Вы запомнили формулу?
– Да, да, – быстро закивала гриффиндорка. Еще бы она не запомнила! Так вызубрила контрзаклинание, что оно ей даже снилось.
– Отлично. Не забудьте про время – трех часов пока что будет достаточно. Начинаем, господа. Расслабьтесь, мисс Грейнджер.
Девушка закрыла глаза, глубоко вздохнула и попыталась последовать совету мага. Раздался одинокий шепот, затем его подхватил чей-то надрывной голос, потом третий, четвертый, и мурашки побежали по коже Гермионы. Она словно оказалась в коконе, неведомая сила подхватила ее, закружила, а вокруг все раздавались четкие и громкие слова...

***


– … ты могла хотя бы попытаться... – раздался совсем рядом голос Гарри. – Эй, ты слышишь меня? Гермиона?
Девушка вздрогнула и посмотрела на друга. Затем медленно обвела взглядом гостиную Гриффиндора. За окном темнело, ветер бросал в стекло хлопья мокрого снега. Вокруг шумели десятки голосов и раздавался дружный смех.
«Господи, кажется, я тут...» – Гермиона сглотнула и снова повернулась к Поттеру.
– Прости, Гарри, я задумалась. Ты что-то сказал?
Она пыталась говорить непринужденно, но голос ее дрожал, а ладони мигом вспотели.
– Я говорю, что мне тяжело, когда вы с Роном не разговариваете. Я словно между двух огней нахожусь. Не хочу обижать ни его, ни тебя. Но вы тянете меня в разные стороны! – парень нахмурился и вдруг спросил: – Что с тобой? Тебе нехорошо?
Грейнджер натянуто улыбнулась и отрицательно покачала головой.
– Нет-нет, все отлично, просто немного устала...
Она замолчала и начала нервно кусать губы. Так, судя по словам Гарри, они с Роном опять поругались... Что же они не поделили на этот раз? Трудно вспомнить...
Гермиона снова обвела взглядом гостиную, надеясь, что что-нибудь обязательно подскажет ей, в чем дело. Вон Джинни с Дином уединились в углу комнаты. Может, это из-за них? Рон часто доставал сестру из-за того, что она встречается с парнями и целуется с ними у всех на виду... А вот и Симус с Невиллом играют в волшебные шахматы, стайка второкурсниц у стола громко хихикают...
– Эй, потише там, вы! – раздался недовольный голос Рона.
Гриффиндорка поискала его глазами и едва не задохнулась от увиденного: Уизли сидел в одном кресле с Лавандой Браун, которая обвила его шею руками и томно вздыхала. Взгляды Рона и Гермионы встретились, и парень, словно назло ей, притянул Лаванду к себе и поцеловал. Грейнджер вспыхнула от негодования. Страсти, которые год назад улеглись в ее душе, снова проснулись. Она сжала кулаки и сделала рывок, собираясь встать и гордо удалиться в свою комнату, но сильные пальцы сжали ее локоть, заставляя остаться на месте.
– Сидеть, – тихо сказал Гарри, и девушка, моргнув, удивленно уставилась на друга.
«Господи, да что со мной такое?! Я ведь уже переболела Роном! – в ужасе подумала Гермиона. – Нужно собраться. Я здесь не для этого. Мне нужно спасать Снейпа, – она бросила еще один взгляд на влюбленную парочку. – Когда же они начали встречаться? Думай, Гермиона, думай... Кажется... Кажется после того квиддичного матча! Ну точно, да! Они поцеловались, когда мы праздновали победу... а потом я наслала на него этих сумасшедших птичек!»
Гермиона вдруг хихикнула, вспомнив, как Рон отбивался от стаи трансфигурированных птиц. Она посмотрела на Гарри и пожала плечами на его вопросительный взгляд.
– Что ты от меня хочешь? Я ведь ему не мамочка. Он может встречаться с кем хочет.
Поттер закатил глаза.
– Ты говоришь это постоянно. И он, кстати, тоже. Но почему-то оба вы не можете примириться с действительностью. Герм, если ты его любишь, не проще ли сказать ему об этом?
Грейнджер удивленно вскинула брови. Нет, такого разговора в прошлом точно не было. Гарри никогда бы не решился сказать ей это. Поттер, судя по всему, и сам удивился своей наглости. Покраснев до корней волос, парень пробормотал извинения и, встав, поспешно ретировался в спальню.
Гермиона еще раз покосилась на Рона и Лаванду, искренне удивляясь, что такого она могла найти в Уизли.
«Вот Снейп – полная его противоположность, – она вздохнула, посмотрела на часы, встала и решительно направилась к выходу из гостиной. – Неделя прошла, а дело так и не сдвинулось с места. Будем идти напролом».
– Рональд, – ледяным голосом позвала она. – Если мне не изменяет память, ты староста? Ну так пошли на обход.
В повисшей тишине пылающий Уизли скинул с себя Лаванду и, насупившись, направился вслед за подругой.

***


– Рональд, мне нужно с тобой серьезно поговорить, – сказала Гермиона, быстро шагая по коридору и даже не глядя на друга.
– Угу, – ответил Уизли, смотря себе под ноги и едва поспевая за Грейнджер.
– Ты же понимаешь, что так не может больше продолжаться. Гарри просил меня поговорить с тобой, – она заглянула в нишу за гобеленом, скрывающим потайной ход, и обнаружила там обнимающуюся парочку когтевранцев. – А ну брысь отсюда, пока никто из учителей не увидел!
Перепуганные студенты, бормоча слова благодарности, со всех ног бросились в сторону своей гостиной, а Гермиона продолжила обход.
– Так вот. Я действительно считаю, что ты можешь встречаться с кем хочешь. Конечно, я не понимаю, что ты нашел в Лаванде, она же пустышка, но это твое дело. Я хочу извиниться, что была несдержанна, больше этого не повторится.
Воздух в легких закончился, и гриффиндорка замолчала, чтобы перевести дыхание. Рон шел рядом, продолжая хранить молчание. Покосившись на парня, Гермиона закусила губу. О, конечно же, она знала, что нравится ему! Причем до сих пор. Но вот он давно перестал владеть ее сердцем. Да к тому же, ей предстояло в скором времени стать гордой носительницей фамилии Снейп.
– Рон, – она остановилась и повернулась к другу, решив раз и навсегда закрыть этот вопрос. Потом он ей еще спасибо скажет. Грейнджер тепло улыбнулась и взяла парня за руку. – Мы, девушки, очень тонко чувствуем, когда нравимся кому-то. Так что можешь не отпираться, я знаю о твоих ко мне чувствах. Но поверь, это не более чем влюбленность. Ты – мой лучший друг. И я не хочу тебя терять, слышишь? Давай не будем все портить.
Он, наконец, поднял голову и посмотрел на нее такими грустными глазами, что сердце девушки сжалось.
– То есть ты меня... не любишь, да? – спросил Рон.
– Конечно, люблю! – заверила она его. – Ты мне как брат!
Уизли насупился. Судя по всему, ему вовсе не хотелось быть просто братом.
– Ну же, Рон! Перестань дуться, – Гермиона улыбнулась и заискивающе заглянула ему в глаза.
Гриффиндорец тяжело вздохнул и медленно кивнул. Радостно взвизгнув, девушка бросилась ему на шею и крепко обняла.
– Задушишь же... – прохрипел рыжий, но не сделал ни одной попытки освободиться. Вместо этого он прижал подругу к себе и закрыл глаза, наслаждаясь этой внезапной близостью.
– Так-так-так, – протянул совсем рядом знакомый голос, и подростки, подпрыгнув от неожиданности, отскочили друг от друга. В нескольких метрах от них стоял мрачный профессор Снейп. – Мисс Грейнджер, – зельевар полоснул по ее лицу таким проницательным взглядом, что Гермиона всерьез испугалась: вдруг он что-то подозревает? – Я думал, что вы достаточно серьезны, чтобы не использовать свое положение в личных целях. Свидания во время обходов? Хорошо придумано, нечего сказать.
– Да мы... – разом выйдя из себя, начал Рон, но профессор его перебил:
– Я не с вами разговариваю, мистер Уизли. От вас-то как раз можно было ожидать нечто подобное.
Гермиона уже успела прийти в себя и теперь выступила вперед, предостерегающе вытянув руку в сторону друга.
– Сэр, прошу извинить мне мою дерзость, но вы ошиблись, – твердо сказала она, с некоторым злорадством вспоминая слова зельевара о том, что ей никогда в жизни не удастся его в себя влюбить. «Думаете, сэр? Что ж, это мы еще посмотрим...» – Мы с Роном друзья, а в уставе школы, насколько мне известно, не сказано, что дружеские объятия в коридорах запрещены.
Его темные глаза на миг вспыхнули яростным огнем, но тут же погасли. Тряхнув головой, профессор бросил:
– Займитесь своими обязанностями, – и, развернувшись, скрылся за поворотом.
– Займитесь своими обязанностями, – передразнил его Рон и вздохнул. – Неужели ему доставляет удовольствие тот факт, что все вокруг его ненавидят? Ужасный человек...
– И не говори... – согласилась Гермиона, и медленно пошла по коридору. Задумчиво оглянувшись, девушка вздохнула.
«Что же предпринять? У меня ведь совершенно нет опыта в соблазнении... – отчаянно думала гриффиндорка. – Даже не знаю, с чего следует начать. Тупо пойти и в лоб сказать ему о том, что я его люблю? Нет, вряд ли он станет меня слушать. Посмеется и вышвырнет. Нужно действовать тоньше... Но, к сожалению, у меня нет на это времени...»
– Порой кажется, что у него в груди камень, что он ничего не чувствует, – между тем продолжал Рон. – Но с другой стороны, он так быстро выходит из себя...
«Наверное, стоит посоветоваться с кем-то, у кого есть в этих делах опыт, – абсолютно не слушая друга, размышляла Гермиона. – Проще всего было бы, конечно, спросить у самого Снейпа, но вряд ли после того, что я сделала, он вообще будет со мной разговаривать... Впрочем, обойдусь и без его помощи! Вот как влюблю его в себя, потом будет ползать в ногах... – девушка криво усмехнулась. – Поговорю с Лавандой. Уж у этой-то на уме одна любовная чушь...»
– Его же все ненавидят! Даже Филча любят больше, серьезно тебе говорю! – распалялся Уизли все больше и больше.
– И все же не нужно лезть на рожон, – поспешила успокоить его Грейнджер. – Поверь, это того не стоит. Снимет баллы, назначит отработку и...
Девушка остановилась так резко, что идущий следом Уизли врезался в ее спину.
– Эй, ты чего? – удивился он.
«Мерлин, как я сразу не подумала! Отработка! Это как раз то, что мне нужно. Я должна любыми способами заставить его обратить на меня внимание! Он должен, наконец, заметить меня, выделить из толпы студентов!»
Гермиону переполняло столько эмоций, что она чуть не подпрыгнула от радости.
– Нет, нет, все отлично! Рон! Как я рада, что ты у меня есть! – она снова бросилась ему на шею, но быстро отстранилась. – Забудь о Снейпе, – строго приказала девушка и двинулась дальше по коридору.
Уизли оставалось только пожать плечами и пойти следом.

***


Прежде чем идти искать Лаванду, Гермионе пришлось закончить обход. Поэтому когда они с Роном, уставшие, но довольные тем, что помирились, ввалились в гостиную, обнаружили там только Гарри, дремавшего в кресле у камина. Услышав голоса, Поттер вздрогнул и проснулся. Осоловело глянул на друзей и расплылся в улыбке. Гриффиндорка на его вопросительный взгляд смущенно улыбнулась и пожала плечами, мол, все сделала, результаты ты видишь. Уизли с разбегу плюхнулся в кресло, настороженно огляделся по сторонам и с облегчением вздохнул.
– На самом деле, с ней катастрофически сложно! – доверительно прошептал он. – Постоянно лезет целоваться! У меня уже губы распухли, смотри! – и парень наклонился к Гарри, выпячивая губы.
– Тьфу ты, Рон! Отвали! – с отвращением отмахнулся Поттер.
Гермиона звонко рассмеялась, глядя на друзей. Ей вдруг стало так грустно, что захотелось плакать. Как же ей хотелось вернуться в прошлое и остаться там навсегда! В мире, который еще не разрушен, который еще не покрылся пеплом после войны, в котором у нее все еще есть друзья... Девушка поджала губы и отвернулась, стараясь скрыть выступившие на глазах слезы. Ей безумно не хотелось обратно в настоящее. Пусть ей придется пережить все еще раз, но теперь она подготовлена! Она все знает о крестражах, знает, где их искать, знает, как предотвратить сотни смертей. А главное – не придется спасать Снейпа ценой собственной жизни.
– Герми, ты где витаешь? – поинтересовался Гарри, поднимаясь. – Спать уже пора. Завтра тяжелый день. Идем, Рон.
Парни пожелали ей спокойной ночи и удалились. Грейнджер осталась в гостиной одна. Пересев поближе к камину, девушка тяжело вздохнула и, наконец, дала волю слезам.
«Не будь дурой. Никто не разрешит тебе так кардинально менять прошлое. Сама ж знаешь, что может случиться непоправимое... Лучше оставить все как есть, – она глянула на часы и убедилась, что пора возвращаться. – Ладно, теперь я хоть знаю, в какой период времени попала, это поможет точнее настроить частоту... Ну, и план у меня есть какой-никакой...»
Гермиона встала и прошла в свою комнату. Раздевшись и аккуратно сложив вещи, она легла на кровать и, сосредоточившись, шепотом произнесла заклинание.
В этот раз не было никаких неприятных ощущений, все шло правильно. И не мудрено, команда профессионалов – это не Макгонагалл с Помфри, вооруженные одним лишь энтузиазмом. Гриффиндорка почувствовала, как тело ее сжалось, словно при аппарации, на мгновение к горлу подкатила тошнота, а затем – темнота и тишина...


Анкета | Отношения
Возраст - 36 лет. Деятельность - Преподаватель Зельеварения. Декан факультета Слизерин.
Внешность: Высокий, худощавый мужчина с прямой осанкой. Черные волосы до плеч, бледная кожа, пронзительный взгляд агатовых глаз. Левая бровь иронично изогнута. Тонкие губы способны лишь на презрительную усмешку.
Внешний вид: Как всегда одет во все черное: сюртук, брюки, ботинки, мантия.
Мысли/настроение: "Чёрте что и сбоку бантик..."

 
Форум » Наше творчество » Фанфики по "Гарри Поттеру" » "Обреченный на любовь", NC-17, Het, СС/ГГ, Romance, макси
Страница 1 из 3123»
Поиск:



Гость [Гости]

Вход
Регистрация
Главная


30

55

10

10







Идея FRPG © YDD.
Дизайн © MiriyaLis [2010-2017]
Все права защищены. Копирование строго с указанием копирайта.